Истории из жизни Червякакия Акакия; Старинный глобус



Дмитриев Алеша — Истории из жизни Червякакия Акакия; Старинный глобус

Истории из жизни Червякакия Акакия

Где-то на земле есть крохотная железнодорожная станция. Такая крохотная, что и не станция даже, а всего половина, полстанции. Поэтому и называют её полу¬станком.

Здесь никогда не останавливаются скорые поезда. Им, таким важным и блестящим, привыкшим к большим многолюдным городам, даже в голову не придёт при¬тормозить у полустанка, а уж остановиться – и подавно. Прогудят сквозь зубы: «Привет» – и мчатся дальше ¬навстречу ярким огням и весёлой жизни.

А что же маленькие поезда? Электрички?

Они, хоть никогда не ездили дальше ближней дере¬веньки, стараются ни в чём не отставать от городских поездов.

Проезжая мимо полустанка, они делают вид, что им очень некогда и при этом гудят так оглушительно, что полустанок от страха ёжится и делается ещё меньше.

Вы, наверное, подумали, что полустанок этот нена¬стоящий?

Нет! Просто, он ростом мал и находится очень дале¬ко, а в остальном он ничуть не хуже, чем любой другой полустанок, станция или даже столичный вокзал.

Есть у него две платформы и семафор. Есть зал ожида¬ния с почтой, телеграфом и парикмахерской. Есть билет¬ная касса с окошком, над которым висит железнодорож¬ное расписание.

Но это не главное …

Главное, что работа на полустанке кипит день и ночь: начальник отдаёт приказы, кассир считает билеты, теле¬графист ждёт телеграмм. Все работают, как один. Да они все и есть – один, потому что на полустанке нет никого, кроме Червякакия Акакия. Он здесь один. Это его полу¬станок. Это его жизнь.

Хотите познакомиться с ним? Вот несколько историй из жизни. Несколько историй с полустанка Червякакия Акакия.

Скрипка

Рядом с полустанком растёт старое грушевое дерево. В его дупле и живёт Червякакий Акакий. Но это только снаружи дупло, а внутри – самый настоящий домик с двумя комнатами, кухней и мансардой. Правда, окно всего одно, но зато оно на крыше, и через него очень хорошо видно небо.

Когда идёт дождь, Червякакий Акакий задёргивает на потолке занавески и при свете настольной лампы, сделанной из ореховой скорлупки, слушает шум падаю¬щих капель.

Так было и в тот вечер …

Кончалось лето. Шёл дождь. Червякакий Акакий, как всегда после работы, раскрашивал картинки. Склонив¬шись над толстым альбомом, он очень осторожно водил кисточкой по листу. Получалось красиво: дом из белого становился красным, лес – зелёным, и только небо по-прежнему оставалось белым. Червякакий Акакий больше всего на свете любил голубой цвет – поэтому голубая краска заканчивалась раньше других красок в коробке. И вот, думая, в какой цвет красить небо, Червя¬какий Акакий вдруг услышал громкий стук в окно. «Это птица. Она замёрзла и просится в гости – погреться», – решил Червякакий Акакий и, отложив альбом, стал взбираться по лестнице, чтобы открыть окно.

Через минуту он снова сидел у лампы, разглядывая нежданную гостью. Сморщенная, жёлтая, холодная – ¬на его ладони лежала маленькая дикая груша.

– Уважаемый Червякакий! – вдруг тихо сказала груша. – Я пришла к Вам, чтобы Вы сделали из меня скрипку.

– Но это так неожиданно… Я не умею… – растерялся Червякакий Акакий. – И потом, разве из диких груш бывают скрипки?

– Я не дикая, а свободная,– гордо ответила груша и, закрыв глаза, попросила: – Скорее! Делайте скрип¬ку – не то я увяну, и музыка увянет вместе со мной…

– Как? Как делается скрипка? – чуть не плача бормотал Акакий. Груша открыла глаза: «Нужно убрать лишнее. Всё, что останется, – это и будет скрипкой.»

И груша умолкла.

Напрасно звал её Червякакий Акакий. В его руке лежал лишь маленький, съежившийся жёлтый комочек.

И Червякакий решился. Он освободил грушу, избавил её от всего лишнего. А как узнал он – что лишнее, что нет? Об этом ему рассказало его собственное сердце, ставшее на время маленьким скрипичным ключом…

Когда на полустанок спустилась ночь, скрипка была готова. Она пела на все голоса.

Сквозь пелену дождя показались звезды.

Листья из жёлтых превратились в зелёные и разлетелись по деревьям. Небо в альбоме для раскрашивания само собой сделалось голубым.

Говорят, что с тех пор люди, подъезжая к полустанку, всегда улыбаются друг другу.

– Какая чудесная музыка! – восхищаются они и глядят в окна. Но, как и прежде, не замечают ни маленького полустанка, ни Червякакия Акакия, играющего на грушевой скрипке.

Впрочем, разве это так важно?

Старинный глобус

Червякакий Акакий делал у себя в доме генеральную уборку и, разбирая хлам на чердаке, нашёл глобус.

Это был старинный глобус. Когда-то он принадлежал пра-пра-прадедушке Акакия, который служил Червяка¬кием на деревянном корабле и помнил Колумба ещё маленьким мальчиком. Вот как это было давно. Поэтому и глобус был совсем не похож на те, которые мы с вами привыкли видеть.

Во-первых, он был не круглый, а плоский, как блин. Во-вторых, не крутился и не вертелся, а твёрдо стоял на спинах семи слонов, которые стояли на ките, который лежал в Океане. В-третьих, он был не из пластмассы или картона, а из дерева и меди – и оттого очень тяжёлый.

А самое главное, что отличало этот глобус от современного, это то, что на нём не было ни одного конти¬нента – одни сплошные моря. Это, наверное, потому, что глобус был морской и предназначался для капитанов дальнего и очень дальнего плавания.

«Да… – думал Червякакий Акакий, разглядывая гло¬бус. – Жалко, что он не для железнодорожников. Ведь тогда на нём была бы нарисована суша, и я мог бы узнать, где, в какой точке Земли я живу. Но, – продолжал думать Акакий, – зато теперь я знаю, где живут слоны, и если мне захочется на них поглядеть… – Додумать он не успел, потому что ему сразу же очень захотелось увидеть живых слонов и подружиться с ними. – Что ж, – решил Червякакий Акакий, – если Земля такая же плоская, как мой глобус, то прорыть ход на другую сторону можно за два дня. Решено! Завтра же отправляюсь в путь! Только бы отпустили с работы».

Но на работе всё получилось как нельзя лучше. Начальник полустанка Акакий подписал заявление о трёхдневном отпуске кассира Акакия. Телеграфист Акакий разослал во все города телеграммы об этом собы¬тии, и почтальон Акакий принёс в дупло грушевого дерева депешу, что кассиру Акакию отпуск разрешён. Вместе с почтальоном пришёл парикмахер Акакий, который по¬стриг отпускника перед дорогой.

Утром следующего дня Червякакий Акакий начал копать ход на другую сторону Земли. Если бы кто-нибудь его увидел – сразу бы понял, что перед ним настоящий путешественник. На голове – мотоциклетный шлем, в руках – лопатка, за спиной – рюкзак, а в рюкзаке – ¬котелок, палатка и фляжка с клюквенным морсом.

Два дня промчались быстро.

Вечером на привале Акакий сидел и загорал под жарким солнцем. Дело в том, что из-под земли днём видно звёзды, а ночью – солнечные лучи.

«Отпуск кончается, – грустно думал Акакий.¬ Пора возвращаться, а слонов я так и не нашёл. Видно, Земля не такая плоская, как мой глобус – иначе я давно бы уже гулял по её другой стороне».

Вскоре он уснул. И ему приснилась Земля. Земля была плоская и напоминала сдувшийся воздушный шарик. Но вдруг она стала расти, округляться и превратилась в боль¬шой, круглый земной шар. Шар попытался улететь, но непонятно откуда появившийся слон успел поймать его за ниточку.

– Возьмите! – сказал слон, протягивая земной шар Акакию.

Акакий открыл глаза.

Наступило подземное утро, и в свете звёзд Акакий увидел, что над ним, склонившись, стоит кто-то большой и теплый.

– Вы слон? – спросил шепотом Акакий.

– Он, он… – закивал гость и положил рядом с Акакием маленький блестящий камешек. – Возьмите!

– А где же Ваш хобот, Ваши бивни? – приглядев¬шись к слону, поинтересовался Акакий.

– Были ливни, а теперь – сухо.

– Вы плохо слышите! – догадался Акакий.

– Я? Нет! Просто, мне хотелось сделать Вам приятное – ведь Вам так хотелось познакомиться со слоном. А я, к сожалению, обыкновенный крот.

«Он тоже одинок», – подумал Червякакий Акакий и, улыбнувшись кроту, сказал: – Давайте дружить!

Они успели поговорить обо всём на свете. Крот по¬казал своему другу шахту, на которой работал один за всех. Это была его маленькая, никому не известная шахта. Его жизнь.

А потом крот проводил Акакия до грушевого дерева, но зайти в гости отказался – мало ли что могло про¬изойти на шахте в его отсутствие.

Договорились встретиться в ближайшие выходные. На том и расстались.

Всего несколько слов напоследок.

Камешек, который крот подарил Червякакию Акакию при знакомстве, оказался подземным зеркалом. Поэтому днём в нём отражаются звёзды, а ночью – солнце.

Что же касается глобуса, то он, хоть и устаревший, и не такой, как Земля, но ведь это именно он помог Акакию найти путь к другу.

А это, согласитесь, в глобусах – самое главное!