Дреби-Дон



Волкова Наталья — Дреби-Дон

Стрелки часов всё ближе и ближе подкрадывались к цифре 12. На кухне гремели посудой, по коридору проносились быстрые шаги, украшенная ёлка приветливо мигала гирляндами и сверкала шарами. Но обычная предновогодняя суета, которая всегда доставляла Рите столько радости, на этот раз только злила её. Зачем ей этот Новый год?! Зачем ей День рождения, который у неё 1 января?! Вот ведь угораздило родиться на Новый год! У всех нормальных людей два праздника, им два раза дарят подарки, они два раза приглашают гостей, а у неё… Эх! Да и редко кто вообще соглашается придти к ней в гости в этот день, все ведь отсыпаются после весёлой новогодней ночи. Правда, как раз завтра обещали придти три одноклассника, хотя ей непросто было их уговорить, ох, как непросто. Как же она была счастлива, с каким нетерпением ждала в этом году конца декабря, она даже вычёркивала деньки в календаре, ускоряя, как ей казалось, течение времени.

И вот, когда до праздников оставалось всего-навсего два не зачёркнутых дня, случилось то, чего Рита боялась больше всего на свете – заболела её младшая сестра. Да заболела не просто какой-нибудь простудой или воспалением лёгких, а заразной ветрянкой! И, конечно же, родители Ритиных друзей не разрешили им идти к Рите на праздник, в их семье был объявлен карантин. Сама-то Рита переболела ветрянкой, когда была совсем маленькой, ей ветрянка была не страшна, и злило её совсем другое: эта противная Лерка! Она всегда всё портила. Вот, летом, например, они отправились с родителями на юг, первый раз за всю Ритину жизнь, между прочим. И всё было прекрасно: и тёплое море, и ракушки, и камешки на берегу, и ужины в кафе на набережной, и аттракционы – всё, кроме Леры, которая умудрилась на таком солнцепеке подхватить ангину. Разумеется, отдых был испорчен: в тот же день родители собрали чемоданы, поменяли билеты на поезд, папа схватил на руки горячую Лерку, а Рите даже не дали в тот день последний разок сходить искупаться. Да что там говорить?! Сестра каждый раз что-нибудь выкидывала, а Рита страдала, ведь все сразу же кидались к этой Лерке, начинали вокруг неё бегать и причитать, а то, что у неё, у Риты, не будет Дня рождения, это никого не волновало. И её даже не утешало то, что мама пообещала обязательно отметить Ритин День рождения позже, когда Лера перестанет быть заразной.

Вот Рита и сидела на подоконнике, злая-презлая на Леру, и смотрела на термометр за окном, который показывал -22 градуса, а ещё там, за окном, пробегали быстро-быстро, чтобы не замерзнуть, радостные прохожие, шёл снег, в свете розового фонаря кружились крупные снежинки. И тут вдруг из этого розового фонаря вынырнула крупная светящаяся снежинка, а может, это была искра – Рита сначала не поняла, но это что-то светящееся стало кругами приближаться к Ритиному окну. Рита, не моргая, уставилась на эту светящуюся точку, а она, подлетая ближе к окну, всё меньше и меньше становилась похожа на снежинку, а всё больше и больше – на маленького человечка в белой вязаной шапочке с синим помпоном, с длинной белой бородой, с крошечным рюкзачком, одетым не на спину, а на живот, потому что на спине у человечка были крылышки, и рюкзак сильно мешал бы ему лететь, а в руках он держал малюсенький фонарик. Рита не поверила собственным глазам, она даже крепко зажмурилась, но когда снова открыла глаза, человечек был всё там же, за её окном, и стучал кулачком в стекло, показывая жестами, что его надо бы впустить. Рита была очень удивлена, но, тем не менее, сразу же вскарабкалась на подоконник и открыла форточку. Человечек, пыхтя и отдуваясь, влетел через форточку в комнату, плюхнулся на подоконник рядом с Ритой и попросил горячего чая. Рита, пребывая в каком-то странном состоянии – то ли во сне, то ли наяву – пробежала на кухню мимо комнаты, где лежала в кровати Лерка, зелёная и в крапинку, как кикимора, схватила чашку чая и кинулась обратно в свою комнату, не надеясь увидеть на подоконнике странного гостя. А он сидел на том же месте, где Рита оставила его, правда, за время её отсутствия он расстегнул свой рюкзачок, достал оттуда блокнот, и теперь сидел с важным видом и что-то в нём писал. Когда вбежала Рита, он отложил блокнот в сторону, степенно встал, поклонился и представился:

– Меня зовут Дреби-Дон. А тебя – Рита, я знаю. Сколько там у нас до Нового Года? – он посмотрел на свои наручные часы. – Ох, совсем мало времени, а дел ещё невпроворот, поэтому я надолго у тебя не задержусь, вот только погреюсь чаем. Мороз сегодня настоящий, новогодний.

Дреби-Дон сел и отхлебнул чая. Он снова открыл блокнот:
– Так… что тут у нас? Ага-ага… Ну что, Рита? Что у тебя стряслось? Какая беда приключилась? Я, видишь ли, спешу, поэтому долго разговаривать не могу, я тебе быстренько сейчас объясню, кто я такой. Каждый год, за несколько часов до наступления Нового Года, я летаю по городу, заглядываю в окна и исполняю одно желание каждого, кто почему-то грустен и несчастен, у кого приключилась какая-то беда или даже маленькая неприятность. У тебя, как я вижу, отменился День Рождения? Да, неприятно, конечно, но я могу это исправить. Впрочем, я же не должен тебе подсказывать твоё желание, это против правил. Ну, давай, загадывай побыстрее, и я полечу дальше: у меня ещё пятнадцать адресов, а до Нового Года всего два часа, могу и не успеть.

Дреби-Дон порылся в своём рюкзачке, выудил оттуда золотой колокольчик, который казался огромным в его крошечной ручке, и замер в ожидании Ритиного желания.

Рита могла пожелать чего угодно, у неё всегда был миллион желаний, её даже мама иногда называла «моя Хочушка», потому что ей всегда чего-то хотелось: в кино, в цирк, новую игру, научиться кататься на коньках, научиться рисовать, как Крынкина, поехать летом на дачу, найти клад, откопать скелет динозавра… в общем, всего и не вспомнишь. Но сейчас Риту терзали совсем другие желания, сейчас её мучила злость, поэтому, ни на минуту не задумавшись, Рита выпалила:
– Хочу, чтобы Лерки не было! Ни-ког-да!

Дреби-Дон, который в этот момент одной рукой подносил чашку с чаем ко рту, а другой уже приготовился позвонить в колокольчик, поперхнулся чаем, а колокольчик со звоном упал на пол.

– Что, это и есть твое желание?! – спросил он.

– Да! – твердо ответила Рита.

Дреби-Дон, кряхтя и охая, слез с подоконника, поднял колокольчик и сказал:
– По инструкции я должен исполнить любое желание, но может, Рита, ты подумаешь получше?

– Я уже подумала, – Рита смотрела на Дреби-Дона в каком-то оцепенении.

– Ну, что ж… Сейчас я позвоню три раза в колокольчик, и твоё желание исполнится. Раз! – И колокольчик издал коротенькую трель, похожую на птичье пение. – Два! – Прозвучала мелодия скрипки. Перед третьим разом Дреби-Дон тяжело вздохнул и произнёс: – Три! – Рита услышала звук, похожий на удар в гонг. – Моя работа выполнена, Рита, прощай. Счастливого Нового Года!

Дреби-Дон поспешно сложил свои вещи в рюкзачок, не глядя на девочку, надел рюкзак на живот, и даже забыв от расстройства включить фонарик, вылетел в форточку.

Рита сразу же решила проверить, исполнилось ли её желание, и метнулась в комнату сестры. Однако там Риту ждало сильное разочарование: крапчатая и зелёная Лера все так же сладко спала в кроватке. Желание не исполнилось.

-Эх, – вздохнула Рита, – обманул! Хотя, может, это и лучше, всё-таки я к ней привыкла, к этой Лерке.

Рита вернулась в свою комнату и легла спать, она очень устала от переживаний и впечатлений, которые ей принёс последний день старого года.

***

Утром Риту разбудили папа, мама и бабушка, которые, окружив Ритину кровать, скандировали: «По-здра-вля-ем!» Потребовалось какое-то время, чтобы Рита пришла в себя и сообразила, что поздравляют её с Новым Годом и Днём Рождения, что под ёлкой, наверное, лежат-дожидаются подарки в красивых упаковках. Рита вскочила с кровати, поцеловала по очереди маму, папу, бабушку и прямо в ночной рубашке и без тапочек кинулась к ёлке. Подарков была целая гора. Рита нетерпеливо разрывала упаковку и вскрывала коробки. Чего там только не было: набор цветных карандашей, плюшевая мышка, новая игра, о которой она мечтала, билеты на ёлку, железная дорога… Рита забыла обо всём на свете, целый час не отрывалась от подарков, но вдруг девочка остановилась, что-то было не так… чего-то не хватало. И наконец Рита сообразила, чего! Под ёлкой были подарки только для неё, для Риты. А как же Лера? Хотя, может, родители отнесли подарки в комнату сестры, поскольку Лера не вставала с постели из-за температуры? Надо сбегать посмотреть, интересно, что подарили Лере. Рита вскочила и бросилась в комнату сестры, но, добежав до двери, замерла на пороге: Леры там не было. Даже не то что Леры не было, там не было даже Лериной кровати, в комнате вообще всё было по-другому: там, где вчера была кровать, стоял письменный стол, там, где был Лерин стол, стоял шкаф. Рита смотрела и не верила своим глазам.

– Мама! Папа! Где Лера? Родители завтракали на кухне, но, услышав Ритин вопрос, они непонимающе переглянулись:
– Какая Лера, Риточка?

– Ну, как – какая? Моя сестра! Лера. У которой ветрянка!

– Доченька! – мама потрогала Рите лоб на предмет повышенной температуры. – У тебя же нет сестры, ты у нас одна, Рита.

– Ты что, мама?! Я пришла к ней, а её нет, и мебель вся переставлена… Мама взволнованно посмотрела на папу. А Рита побежала к бабушке: уж бабушка-то должна помнить, что у неё две внучки, она же так любит Лерку!

Но бабушка тоже удивленно развела руками:
– Какая Лера? О чём ты, Риточка? Тут до Риты, наконец, всё дошло: Дреби-Дон не был её вчерашним сном, он прилетал на самом деле, и он не обманул её, он исполнил её, Ритино, желание.

Но как же так? Где теперь Лера? Она не могла ведь просто исчезнуть? Или могла? И как теперь без неё… Она, конечно, противная и всё портит, но всё-таки, это же её сестра.

– Мама, я пойду пройдусь… В магазин схожу. Рита стояла уже в куртке и шапке.

– Да ты что? Сегодня ведь первое января, магазины не работают, да и к тебе скоро гости придут, ты же так ждала, Рита! Мама была очень взволнована: с дочкой явно что-то творилось, уж не заболела ли она?

– Я тогда просто… пройдусь.

Рита вышла из дома и пошла мимо площадки, где они всегда играли с Лерой, зашла в соседний двор, пересекла сквер. Всё-всё вокруг напоминало ей Леру: вот здесь они катались с горки, здесь сидели на заборчике, а в тот магазинчик любили заходить за жевательными мармеладками – Лера всегда просила малиновые. Рита шла и злилась, но уже не на Леру, а на себя, на своё глупое необдуманное вчерашнее желание. Разве она всерьёз хотела, чтобы оно исполнилось? Да и вообще, она думала, что это такая шутка.

Все магазинчики, действительно, были закрыты, но домой Рите не хотелось, ведь там никто не помнил про Леру. И День Рождения ей теперь тоже стал не нужен, и гости не нужны, и подарки. Найти бы сейчас этого Дреби-Дона! Но ведь он сказал, что летает только в последний день старого года, что же теперь, целый год жить без Леры и ждать его? А если он вообще не прилетит?!

Так дошла Рита до маленькой книжной лавки – магазинчика на углу дома, куда они с Лерой часто заходили, чтобы купить свежий выпуск «Веселых картинок» или новые раскраски. Как ни странно, в магазинчике горел свет, хотя надпись на двери гласила: «Закрыто на все праздники». Рита заглянула в окно, но никого не увидела, тогда она решила постучать в дверь, ведь хозяин лавочки хорошо знал их с сестрой, помнил имена и даже угощал конфетами. Рите очень хотелось найти хоть кого-то, кто бы помнил Леру, а то и она уже стала сомневаться, а была ли у неё сестра, или это ей примерещилось. Девочка стучала и стучала до тех пор, пока с той стороны двери не послышался кашель и шевеление ключа в замочной скважине, и пока не появился на пороге заспанный и очень недовольный хозяин.

– Что такое? Что ты стучишь, читать, что ли, не умеешь? Мы закрыты до конца праздников! Ты знаешь, какое сегодня число?

– Знаю. С Новым Годом! Вы помните меня?

Хозяин протёр кулаком глаза и посмотрел повнимательней на непрошеную гостью.

– Ну, помню, и что?

– Вы помните, я всегда покупала у вас журналы и раскраски? А вы не помните ли, я приходила к вам одна или нет?

Хозяин явно был недоволен, что его разбудили и теперь устраивают допрос.

– Ну, помню, помню, ты обычно с мелкой сестрой приходила, Лерой, кажется. И что?

– Ура!!! – Рита буквально бросилась ему на шею. – Значит, она – это не сон.

И Рита рассказала хозяину магазинчика про всё, что произошло вчера перед Новым Годом, и про Лерино исчезновение, и про то, что она, Рита, теперь очень жалеет о своём гадком поступке и хочет всё исправить, но не знает, как.

Хозяин очень внимательно её выслушал, почесал затылок и сказал:
– Странная история… Ведь и ко мне вчера прилетал этот Дреби-Дон. Дело в том, что недавно мне сообщили, что мой магазинчик скоро снесут, а на его месте построят огромный многоэтажный дом. Я, конечно, очень расстроился, а вчера, за несколько часов до Нового Года, ко мне в окно постучал Дреби-Дон.

– И сказал, что очень спешит, – подхватила Рита.

– Но выполнит одно мое желание, – закончил хозяин. – Разумеется, я тут же пожелал, чтобы магазинчик не сносили. Дреби-Дон начал рыться в своём рюкзаке, перетряхнул его весь, даже вывернул наизнанку, но волшебного колокольчика, который он искал, там не было. Дреби-Дон и до этого был какой-то грустный, а тут совсем чуть не расплакался. Он что-то бормотал, жаловался, что теперь никуда не успеет, не исполнит добрых и нужных желаний, а всё из-за одной злой девочки, которая так расстроила его своим гадким желанием, что он от расстройства даже выронил где-то свой колокольчик. Потом Дреби-Дон немного пришёл в себя и пообещал, что обязательно вернётся, как только найдёт свой колокольчик, чтобы я непременно ждал его, пусть через день или через два, ведь Дреби-Дон никого не обманывает и всегда держит своё слово. Вот я и жду, не ухожу домой и не гашу свет, когда ты постучала, я думал, что это – Дреби-Дон.

– А это всего лишь гадкая Рита, – девочка опустила голову.

– Послушай, – сказал хозяин книжной лавки, – да ну его, этот магазин, перебьюсь я как-нибудь без работы, придумаю что-нибудь… Вернуть Леру – гораздо важнее! Иди домой, всё будет хорошо: когда прилетит Дреби-Дон, я пожелаю, чтобы твоя сестрёнка вернулась.

– Правда?! – Рита подскочила от радости. – Вы такой, такой…

– Иди же, иди, а то родители, наверное, уже волнуются.

Рита выбежала из магазинчика, её переполняла радость, но в то же время ей было очень жалко, что хозяина книжной лавки потратит на неё своё единственное желание. И тут вдруг ей в голову пришла одна мысль. Рита резко развернулась на каблучках и побежала обратно в магазин. Хозяин даже не успел ещё закрыть за ней дверь.

– Подождите, подождите, – кричала Рита. – Я вот что придумала: пожелайте, чтобы Дреби-Дон вернул всё на день назад, чтобы время вернулось в тот момент, когда я сидела на подоконнике и злилась на Леру, а он прилетел ко мне. Скажите так, пожалуйста. И тогда всё будет очень хорошо.

– Ты уверена? – с сомнением спросил хозяин.

– Да-да! Пожелайте так! – крикнула Рита уже на бегу.

Через пять минут Рита была дома. Родители, конечно, уже успели поволноваться, а мама велела ей переодеться в нарядное платье, потому что скоро должны были придти гости.

Но вместо этого Рита пошла к окну в своей комнате, уселась на подоконник и стала ждать: он обязательно прилетит, обязательно! Сколько девочка просидела у окна, она не знала, на улице уже стало темнеть, но вот, в какой-то момент она увидела, как от света фонаря отделился маленький огонёк, который в прошлый раз она приняла за странную снежинку. Но теперь Рита точно знала, кто это.

– Ну, здравствуй, – неприветливо заявил Дреби-Дон, плюхнувшись на подоконник и отряхивая свои крылья от снега. – Времени до Нового Года осталось мало, так что давай побыстрее говори своё желание.

Когда Рита услышала это, то даже завизжала от радости.

– Погодите одну минутку, – попросила она. – Я только проверю, только одним глазком…

Девочка бросилась в коридор, налево, к двери комнаты сестры: Лерка, зелёная, в крапинку, противная, кикиморская Лерка, была на месте!

– Ну вот моё желание, – через обещанную минуту Рита сидела у окна рядом с Дреби-Доном. – Я очень-очень-очень хочу, чтобы книжный магазинчик на углу улицы никогда не сносили, и чтобы его хозяин не потерял работу!

Дреби-Дон улыбнулся, позвонил в колокольчик три раза, надел рюкзачок и поспешил по другим адресам. Ведь очень многие люди за несколько часов до Нового Года почему-то несчастны. А Рита ещё долго стояла у окна и смотрела на удаляющийся свет его маленького фонарика.