Счастливые



Левинзон Гавриил — Счастливые

Мы с дедом решили перейти улицу в неположенном месте. Дед сказал:
– Рискнём, – и посмотрел налево и направо.

Откуда нам было знать, что из боковой улицы выедет машина? Шофёр остановился и стал ругаться:
– Вон, видите, – сказал, – зебра. Вот там и переходите.

Шофёр громко хлопнул дверцей и проехал мимо нас, не помахав нам рукой.

– Всё дело в том, – сказал дед, – что он прав, но прав противно. Ты поняла?

– Конечно, – сказала я и вспомнила, что вот только вчера была противной, хоть и правой, после того как Генка Кобзев обозвал меня дурой. Зачем было кричать: «Ты сам дурак!»?

И когда мы увидели нищего, я сказала себе, что надо постараться быть не противной, а доброй. Дед дал мне денежку и кивнул в сторону замызганной шляпы на тротуаре. Я подошла и положила в шляпу деньги. Нищий наклонился вперёд и сказал:
– Спасибо!

А дальше он спросил:
– Вы счастливые?

Конечно же, мы были счастливыми. Особенно после того, как родился Лёшик. Он лежал в своей неправдоподобно маленькой кроватке и распространял счастье. Это обнаружил папа. Мама с ним согласилась. Голосом нежным и счастливым она проворковала:
– Ещё бы! Вы только посмотрите на это наше счастьице!

Но дед сказал, что надо немножко пригасить восторги: всё-таки это нагрузка на его старое сердце. И он стал пригашать: понюхал воздух и сказал:
– По-моему, он распространяет не одно только счастье.

Все рассмеялись, и от этих его слов стали ещё счастливей. А я так никак не могла остановиться в смехе. Смех этот был довольно противный, а на глаза мне навернулись слёзы. Все заметили, а я поняла про себя, что хотя я и счастлива, но немного побаиваюсь, что мама с папой будут любить меня меньше.

Дед догадался, какая неприглядная мысль меня посетила.

– Ты люби его больше, – сказал он.– Люби изо всех сил – и всё будет в порядке.

Я кивнула, и прибавилось любви в моём сердце.

Так что же мне было ответить нищему?

– Да, мы счастливые, – ответила я и смутилась. Дед, конечно же, заметил моё смущение.

– Всё дело в том, – сказал он, – что он с утра пьян, так что зря он попрекает. Ты поняла?

– Конечно, – сказала я.