Мухомор



Варгины Виктория, Алексей — Мухомор

(Отрывок из повести «Данилкины сказки»)

Ёжик даёт советы

Девятилетний Данилка гостил летом в деревне у бабушки. Здесь у него были друзья: неугомонный пёс Шалопай и осторожный гусь Гога, весёлый скворчик Чертёнок и немного хвастливый козёл Яшка. И ещё был ночной друг – домовой Дымуша. Имелся и недруг – задиристый петух Петька. А рыжий бабушкин кот по прозванию Мухомор был никакой – сам по себе. Только этот не гулял, а постоянно спал. Мальчик его и не замечал даже.

Но сегодня проснулся Данилка поутру и увидел на полу мышь: сидит себе на коврике и никого не боится.

– Мухомор! – позвал мальчик. – Скорей сюда!

Мышка хихикнула, вильнула хвостиком и неторопливо побежала по своим делам, а Данилка пошлёпал в кухню. Там, развалившись на лавке, преспокойно спал кот Мухомор.

– Вставай, лодырь! – напустился на него Данилка. – По дому мыши бегают, а ты храпака давишь! Вот скажу бабушке – она тебе рыбу не станет покупать.

– А куда она денется? – промурлыкал кот, приоткрыв медовые глаза. – Ты погостишь и уедешь. А я останусь, пушистый да ласковый… Единственная отрада.

Мальчик не стал препираться и вышел во двор.

– Шалопай, – решительно сказал он, – помнишь, ты жаловался, что Мухомор лентяй и бездельник, и что напрасно его бабушка кормит? Так вот: я с тобой полностью согласен, Мухомор совсем обнаглел!

– А я чего говорил? – ответил пёс. – Лучше бы котёночка маленького завести и воспитать как следует. Только нету в нашей деревне сейчас котят…

– Слушай, а если ежа?! – осенило Данилку. – Ёжик ведь мышей ловит?

– Ещё как ловит! – подпрыгнул Шалопай. – И змей тоже ловит!..

– Вот и хорошо, – сказал Данилка. – Значит, нужно идти в лес за ежом.

– Пойдём! – с готовностью воскликнул пёс. – И Чертёнка с собой возьмём: он глазастый, он нам ежа мигом углядит.

…В бору было прохладно и сумрачно, солнечные лучи с трудом пробивались сквозь густые сосновые кроны. Скворец Чертёнок в самом деле первым заметил в кустах колючий клубочек и радостно застрекотал.

– Ёжик! – обрадовался Данилка. – Не бойся, маленький, мы тебя не обидим!…

– Знаю, что не обидите, – фыркнул тот, – не затем вы пришли. Вы пришли меня в гости к себе звать.

– И правда! – удивился мальчик. – Как ты догадался?

– Сейчас мышами соблазнять начнёте, – невозмутимо продолжал ёж, – молоком, сметаной…

Данилка совсем смутился и молчал.

– А всё потому, что кот у вас шибко ленивый, и мыши одолели.

– Да откуда ты всё знаешь? – поразился мальчик.

– А я не первый год ножками топаю, – ответил ёж. – И сразу скажу, что мышей и здесь полно, а без молока и сметаны обойдусь как-нибудь, хоть и вкусная это штука.

Данилка растерялся и посмотрел на Шалопая.

– Ты послушай-ка, хозяин, – неуверенно сказал пёс, – может, найдётся тут у вас какой-нибудь ёж, чтобы пожить у нас согласился?

– Может, и найдётся, – чуть подумав, ответил колючий, – только он долго у вас не загостится. Как затоскует по родному лесу, так ему ни сметана, ни молоко не в радость будут.

– Что же нам делать? – затужил Данилка.

– А что вам делать, я скажу, – сжалился ёж. – Вы своего кота сюда приводите. Поживёт он с недельку в лесу и шёлковым станет. Мы тут не одного так-то вот перевоспитали.

– Ур-ра! – прокричал с ветки Чертёнок. – Пер-ревоспитаем его!

– А если он не захочет сюда к вам… на перевоспитание? – спросил Данилка.

– Тогда несите в мешке, – посоветовал ёж. – Их в мешках обычно и приносят. На моей памяти только один своим ходом притопал. Да и того колбасой заманили.

…Не прошло и часа, как Мухомор был доставлен к месту ссылки.

– Всё бабушке расскажу! – кричал он придушенно из мешка. – А у Шалопая все кости выкопаю!

– Хе, – довольно посмеивался пёс, – не скоро тебе копать…

Ёжик терпеливо ждал их на своей полянке. Данилка снял с плеча тяжёлый мешок и шёпотом спросил:
– А как мы уйдём? Он же за нами побежит.

– Глупости, – ответил ёж, – оставляйте мешок и уходите. Остальное – моя забота.

Перевоспитание

Мудрый ёж продержал Мухомора в мешке почти весь день и только к вечеру развязал узел.

Охрипший Мухомор вылетел из мешка и… тут же припал к земле, прижав уши от страха. Где он, что это такое кругом?!

Над ним сурово шумел сосновый бор. В нос Мухомору ударил резкий запах смолы, а лапы разъехались на опавших иголках.

– Мяу! – жалобно выдавил кот.

– Что мяу? – сразу же откликнулся кто-то.

От неожиданности Мухомор подпрыгнул и выгнул спину, но никого не увидел.

– Здесь я, – подсказал голос, и кот заметил странного колючего зверя с острой мордочкой.

– Ты кто? – опасливо спросил Мухомор.

– Ёж, – ответил незнакомец, – а зовут меня Топ Топыч.

– А я где? – в страхе выдохнул кот.

– В лесу.

– Бабушка!.. Хочу домо-ой! – взвыл Мухомор.

– Далеко твой дом, теперь и не сыскать, – внушительно сказал Топ Топыч. – А знаешь, почему ты тут оказался? Да потому что обленился, мышей ловить перестал. Таких котов завсегда в лес относят. Сколько я тут вашего брата перевидал! Так что привыкай, это теперь твой дом.

– Это – дом? Мой?! – пришёл в отчаянье Мухомор. – А… где ж тут спать?

– Прямо на сосновых иголках и спи. Чем плохо?

– И ночью?

– И ночью.

– А если дождь пойдёт? – не желал верить кот.

– Под ёлочку спрячешься, – посоветовал ёжик. – В общем так, мне с тобой цацкаться некогда, у меня свои дела… Осваивайся, привыкай, а к ночи я тебя навещу.

– А есть? Есть я чего буду? – заорал вдогонку ежу Мухомор. – Я есть хочу!

– Да здесь полно мышей, чудак, только успевай ловить. Скучно не будет.

…До позднего вечера продрожал Мухомор под кустом. Ему хотелось и есть, и пить, но выйти из своего укрытия он не решился. Когда совсем стемнело, появился Топ Топыч.

– Ну, поел чего-нибудь? – спросил он. Спросил, конечно, из вежливости, потому что и так было видно, какой Мухомор голодный и несчастный.

– Не видел я здесь никаких мышей! – прохныкал кот.

– А как ты их увидишь, на одном месте сидючи? – усмехнулся ёж. – Ты побегай, порыскай…

– Страшно мне! – жаловался Мухомор.

– А ты посмелей, посмелей, – подбадривал ёж. – Страшны только волк да лиса, а больше тебе бояться некого.

– А кто это – волк да лиса? – пискнул Мухомор.

– Это вроде ваших собак, – объяснял Топ Топыч, – только свирепые, дикие. Поймают – на клочки раздерут. Но тебе-то что? Ты себе на дерево шасть – и сиди, а по деревьям собаки, сам понимаешь, не лазят.

Мухомору стало дурно.

– Может, мне сразу на дерево залезть? – пролепетал он.

– И то дело, полезай, – согласился Топ Топыч. – Главное, не свались во сне. Ночью-то волк с лисой как раз и выходят на охоту. А днём они спят…

– Бабушка!.. – исступлённо заголосил Мухомор.

– Да не убивайся ты так, – утешал ёжик. – Это только поначалу трудно. А потом привыкнешь, ничего. Вот к зиме сугробы наметёт, морозы вдарят, мыши в норы попрячутся – а тебе хоть бы что, ты уже настоящий матёрый зверь станешь. Неделями без еды будешь обходиться.

…Когда Данилка с Шалопаем через несколько дней пришли за Мухомором, тот уже пообвыкся в лесу: ловил мышей, находил полезные корешки и травку, белкой перемахивал с ветки на ветку и утолял жажду из лесного ручейка. Стал он худым, стремительным, а в глазах у него горел хищный огонь.

– Ба, да его прямо не узнать! – воскликнул пёс. – Ай да ёж, ай да воспитатель!

Увидев Данилку с Шалопаем, Мухомор молнией слетел с дерева и бросился к ним.

– Родимые, миленькие! – запричитал он. – Заберите меня отсюда! Я больше не буду!

– Чего ты не будешь? – сурово спросил пёс.

– Не буду ленивым! А мышей я всех, всех переловлю, вот увидите!

– Ну что, Шалопай? – спросил Данилка. – Поверим ему, или пусть ещё с недельку повоспитывается?

– Не на-адо больше! – и Мухомор торопливо полез в приготовленный для него мешок.

Месть

После жизни в лесу Мухомора как будто подменили: он уже не спал целый день на лавке, не покушался на мозговую косточку Шалопая, и мышей в доме Данилка больше не видел. Иногда он ловил сосредоточенный и какой-то выжидающий взгляд Мухомора, но взгляд он и есть взгляд, какой от него вред? Но однажды…

Однажды утром Мухомор ранёхонько вышмыгнул во двор и, увидев Шалопая, изобразил удивление.

– Чего это ты с Данилкой на речку не пошёл? – спросил он.

– А Данька разве купаться побёг? Что ж меня-то не позвал? А-а, пожалел, наверное: я как раз дрёму справлял. Ничего, я его мигом догоню.

И Шалопай помчался к реке. Он бежал и дивился: как это мальчик так проскочил, что даже запаха следов его не слышно?

«Ничего, – успокаивал себя Шалопай, – на речке я его быстро найду».

Но возле речки вместо Данилки оказалась свора собак из соседней деревни, и верховодил ею дворняга Барбос, давний враг Шалопая.

– Ну что, – оскалился Барбос, – попался наконец? Помнишь, как ты мне полбока шерсти выдрал? Теперь мой черёд… Щас так отделаем, на всю жизнь хвост подожмёшь. Хватит тебе над другими измываться, от тебя ведь даже кот ваш собственный плачет!

Тут Шалопай понял всё.

– Ай да Мухомор, ай да рыжая зараза, отомстил-таки! – усмехнулся он. – Ну, давайте, налетайте, поганцы! Только предупреждаю: я и не таких шавок бивал!

В следующий миг по берегу покатился визжащий и рычащий клубок, из которого полетели клочья шерсти. Шалопай дрался геройски, но против семерых злющих псов устоять ему было нелегко. Бедняга стал терять силы и вскоре понял, что ещё немного – и ему конец.

Шалопай последним усилием стряхнул с себя дикую ораву, прыгнул к реке и бросился в воду. А нырять он умел. Пёс добрался до густого ивняка и чуть высунул нос из воды.

Его разгоряченные враги носились по берегу и яростно крутили головами.

– Кажись, утоп, – сказал наконец один из них.

– Туда ему и дорога! – пролаял Барбос, задрал свой облезлый хвост и направился к родной деревне, а остальные потрусили следом.

…В это самое время Данилка, хорошо выспавшись, и впрямь решил сходить на речку и принялся искать Шалопая.

– Не видел я его, – сказал мальчику гусь Гога.

– Нет, не пробегал, – потряс бородой Яшка.

– Утр-ром во двор-ре лежал, а потом пр-ропал! – сообщил Чертёнок.

А петух Петька с ненавистью ответил: «Была мне нужда за вашим псом следить», – и принялся остервенело разгребать кучу мусора.

Данилка совсем уже растерялся и вдруг увидел, как к дому бредёт Шалопай. Вид у него был просто ужасный: ухо разодрано, бок в крови, и сам весь мокрый, грязный.

– Шалопаюшка, – перепугался мальчик, – что с тобой? Где ты был?!

– Да так, на речку ходил, с собачонками там сцепился. Их многовато оказалось, вот и досталось мне слегка.

– Зачем же ты на речку побежал? – недоумевал мальчик.

– Мухоморище заманил, сказал, что ты купаться пошёл, а сам дворняг на меня натравил. Отомстил, подлюка, – угрюмо сказал Шалопай.

– Мухомор?! – вскричал Данилка. – Ну всё, теперь одна ему дорога – в лес! И без всякого возврата! Бедная ты моя собаченька, как же тебе помочь?

Шалопай улёгся в тенёчке и принялся зализывать раны.

– Мухомора мы и так больше не увидим, – сказал он. – Не такой он дурак, чтобы теперь здесь появиться. Так что забудем прохвоста и всё. А ты, Данилка, сходи к бабушке, попроси у неё сальца. Я поем, и всё на мне заживёт как на собаке.

Данилка мигом слетал за салом, и Шалопай, несмотря на свои раны, поел с большим аппетитом. Потом закрыл глаза и проговорил:
– Вишь, как оно в жизни получается: ты от Петьки подвоха ждал, а ударили совсем с другой стороны. Правду вы, люди, говорите: бойся не того, кто угрожает, а того, кто угождает.

– Ты после драки прямо философом стал, – улыбнулся Данилка.

– Кем? – переспросил Шалопай. – Это кто ж такой?

Мальчик подумал и ответил:
– Ну, философ с очень умным видом говорит о том, что и так все знают.

Шалопай засмеялся и тут же скорчился от боли.

– Эх, – вздохнул он, – лучше быть кем угодно, чем таким подлецом, как этот Мухомор.

– Точно, – сказал Данилка и провозгласил: – Позор хитрому, ничтожному, рыжему негодяю!

– Позор Мухомор-ру! – подхватил с крыши Чертёнок Данилкиным голосом.

Вечерний разговор

Прав оказался Шалопай: Мухомор больше не появился в их доме. Бабушке Данилка правды не сказал – не захотел огорчать. А вот домовому Дымуше всё выложил начистоту.

– Что же ты раньше мне ничего не говорил? – пожурил мальчика доможил. – Ведь для кота слово домового – закон. Я, конечно, избаловал Мухомора, да ведь он и меня, бестия, за нос водил, паинькой прикидывался.

– Интересно, куда он подевался? – задумчиво спросил Данилка.

Дымуша пошевелил мохнатыми ушами.

– Знаешь что, ты посиди один, а я отлучусь ненадолго, узнаю, где Мухомор обитает, – и домовой растаял.

Данилка от нечего делать стал смотреть в окно, где в небе всё ярче разгорались ленивые летние звёзды. Мальчик начал их считать: сначала самые крупные, потом поменьше, ещё меньше…

Когда вернулся Дымуша, счёт перевалил уже за две сотни.

– Ну? – сонным голосом спросил мальчик.

– В соседней деревне он, в Харине. К деду там одному прибился. Дед одинокий, обрадовался коту, да ещё такому ласковому. Но тамошнему домовому я всё как есть про Мухомора описал. А он хозяин строгий, спуску не даст. Так что думаю, просчитался рыжий.

– Вот и хорошо, – отозвался Данилка. – Только как же нам жить без кота?

– Хе, – ответил домовой, – без кота жить не будете. Завтра же я тебе котёнка достану. Рыжих боле брать не буду.

– А беленького можешь? – вскинулся Данилка. – Чтобы как снежок… Однако где ж ты его достанешь, в капусте найдёшь, что ли?

– Эх ты, – покачал головой Дымуша, – да неужто ты думаешь, что мне это трудно?

– Наверное, нетрудно, – вздохнул Данилка, – ты же домовой.

– То-то и есть, – хмыкнул Дымуша.

– Знаешь, я спать хочу, – зевнул Данилка. – А ты мне вот что скажи на прощание: Шалопайку подлечить сумеешь?

– Я на то и хозяин, чтоб и за людьми, и за всей живностью следить да обихаживать, – ответил доможил. – Завтра будет бегать твой друг как ни в чём не бывало.

– Хорошо-о, – протянул мальчик, – спокойной ночи.

– Это тебе спокойной ночи, – с нежностью прошептал Дымуша, – а мне добрых и радостных хлопот. – Ну, закрывай, закрывай глазки, а я тебе колыбельную напою.

Данилка сомкнул веки и услышал тихую мелодию: казалось, что это звучала сама летняя ночь – многозвёздная, ласковая и необъятная. Эта мелодия прильнула к Данилке со всех сторон, оторвала его от постели и понесла в какую-то сладкую даль, туда, где живут самые заветные мечты.