Справедливая примета



Ярцева Евгения — Справедливая примета

– Мишк, завтра суббота, помнишь?

– Суббота?.. Ур-ра!

«Ура» – потому что завтра, в субботу, приедет папа. И надует нам бассейн!

Раньше-то мы ездили купаться на пруд в Талачаново. Но пруд зацвёл. Одна ряска! Выходишь из воды весь в зелёных бляшках, каждая бляшка с двумя-тремя белыми волосками. Это ряскины корешки. И никак от этих волосатых бляшек не отряхнуться, такие они прилипучие. Если только под сильный душ встать, тогда, может, смоет. Ну, или под водопад. Но рядом с прудом, как назло, – ни одного водопада.

А три дня назад мы были в Москве и гуляли с мамой по магазину «Метро». Там продаётся ВСЁ. Мы с Мишей как начали выпрашивать! Я выпросила тюленя, белого с карими, как будто живыми, глазами, большой набор для Бэбибона и новые джинсы, все в дырках и заплатках. Миша выпросил сборную машину «Лего», сборного робота «Лего» и три блокнота, чтобы рисовать в них секретные планы, и набор цветных ручек, и водяной пистолет. А ещё мы с Мишей сообща взялись выпрашивать надувной бассейн. Просто сумасшедший бассейн, если судить по рисунку на упаковке! Огромный, круглый, с высоченными стенками.

Мы выпрашивали с такой силой, что мама в полном изнеможении прислонилась к полке с синтепоновыми подушками. И согласилась:
– Ладно уж. Куплю в обмен на обещание, что вы перестанете разбрасывать в своей комнате. Весь пол завален непонятно чем!

На полу у нас и правда всякое валяется – пластилин, книжки, носки, еда… Мы сами не понимаем – как оно туда, на пол, попадает.

– Но учтите! – мама грозно подняла палец. – Первый же завал, – и я свёртываю бассейн и убираю в тайное место. НА-ВСЕГ-ДА!

Всё выпрошенное привезли на дачу, и бассейн, конечно, тоже. Только мама, как мы ни приставали, отказалась возиться с этой «махиной» – разворачивать, расправлять, надувать. Мол, приедет папа, к нему и приставайте.

Мы с Мишей уже наметили, куда поставить бассейн, – на лужайку, напротив заднего крыльца. И всё разглядывали рисунок на упаковке. Там была изображена целая плавающая семья, дети и взрослые, и ещё оставалось полно свободного места. Похоже, в этом бассейне можно по-настоящему плавать от стенки к стенке! Или по кругу – кому как удобно.

– Миш, давай его уже сейчас разложим, а? Чтоб папа завтра, как приедет, сразу надул!

– Не-е, я после обеда к Ване обещал. Ему нового тиранозавра на пульте управления подарили! – и Мишка уехал на своём «Школьнике».

А я вдруг вспомнила, что мне нельзя ни в коем случае мечтать о бассейне! Потому что я точно знаю: когда чего-нибудь очень сильно ждёшь и всё время об этом думаешь, обязательно случится что-то, что этому помешает. Такая примета. Сколько раз проверяла – всегда сбывается. Вот какие несправедливые бывают приметы!

Мама ушла в огород; только мы с Пашей остались дома. Паша сказал, что будет «рисявать кьяськами». И действительно, взял гуашевые краски. Высыпал из коробки все баночки и одну за другой бросал их в папин резиновый сапог.

Пойду-ка я к Наташе. Чтобы поскорей забыть про бассейн.

Стремглав вылетела я из нашей комнаты…

А в гостиной стоит бамбуковый стеллаж. Это очень старый стеллаж. Он много лет томился в кладовке. Но мама однажды извлекла его на свет, подклеила, покрасила какой-то водной краской, а сверху – лаком. И бамбуковый старичок стал таким красавцем, что знакомые ахают: «Прямо антиквариат!»

…Пролетая мимо стеллажа, я задела его, может, ногой, или зацепила карманом, и…

Нет, со стеллажом ничего не случилось. Он просто с диким грохотом упал. Кое-что случилось только с посудой, которой стеллаж был уставлен для красоты. С бокалами, рюмочками, кофейным сервизом.

Осколки, мелкие и крупные, прозрачные и керамические, разлетелись по комнате этаким звонким салютом. Лишь три деревянных салатника, большой, средний и маленький, выстроились средь битого стекла рядком, как миски трёх медведей.

Вот теперь пол завален так завален! Это вам не носки, не карандаши… И вся посуда погублена… Что скажет мама?! Не видать мне бассейна! А как я его ждала! Как надеялась уже завтра в нём плавать! Сама виновата – забыла про свою примету. Проклятая примета! Опять подействовала!

Вот и дождалась. Вот и наплавалась. Вместе со стеллажом обрушились и мои ожидания, а надежды разбились вместе с посудой…

Мама, наверное, уже бежит сюда на грохот… Паша, тоже испуганный грохотом, стоял в дверях гостиной и пальцем показывал на осколки.

А что если я всё свалю на Пашу? Что это он стеллаж опрокинул? Стеллаж лёгкий – Паша вполне мог бы его свалить. Пашу мама ругать не будет – какой спрос с ребёнка, которому не исполнилось и двух лет? И объяснить, что это не он уронил стеллаж, Паша тоже не сможет. Он, конечно, умеет говорить, но не настолько хорошо, чтобы…

Всё это молнией пронеслось у меня в голове. На ступеньках послышались шаги. Сейчас мама войдёт в гостиную с заднего крыльца.

Да, надо соврать! И я не лишусь бассейна, которого так ждала! И, главное, никому от этого хуже не будет! Решено – совру.

Но когда мама распахнула дверь и застыла, глядя на море осколков, я выпалила, неожиданно для себя:
– Мам, прости… я стеллаж уронила… – и зарыдала. Я отчаянно рыдала о разбитых надеждах и о том, что не сумела соврать. Я знала, чт? скажет мама: теперь никакого бассейна.

А мама, тоже неожиданно, сказала совсем другое:
– Да что ты, Маш, так рыдаешь! Это же просто стекляшки! – она решила, что я плачу из-за посуды. – Перестань, не плачь! Разбитая посуда – к счастью, есть такая примета…

Но так вот сразу перестать плакать я не могла. Как это – только начала, и тут же перестать?..

Тогда мама меж черепков пробралась ко мне и обняла за плечи:
– Ну хочешь, чтобы ты утешилась, мы уже сейчас бассейн разложим? Чтобы папе завтра осталось только надуть?

…Мы с Мишей не согласились дожидаться, пока вода в бассейне согреется. И выходить оттуда мы тоже не соглашались. Мы так наплавались и нанырялись, что губы и ногти у нас стали голубые.

Мы, конечно, и прежде знали, что бассейн – это здорово. Но всё-таки не догадывались, какое это великое счастье!

Да, а насчёт разбитой посуды… Справедливая примета!