Буквалисты; Портрет



Ивойлова Александра — Буквалисты; Портрет

Буквалисты

– Ах, отчего люди не летают? – воскликнула Наталья Сергеевна, провожая взглядом большую розовую бабочку. Но Василий Петрович, настоящий буквалист, не захотел оставить это вопиющее утверждение без комментариев:

– Нет, позвольте, Наталья Сергеевна, а лётчики? А космонавты? А те же, к примеру, парапланеристы?

– Ну что вы цепляетесь к словам, Василий Петрович, – укорила Наталья Сергеевна. – И оно вам надо? Ой, куда это вы?

Но Василий Петрович уже зацепился за слова о летающих людях, взмыл высоко над парком, где они только что мирно прогуливались с Натальей Сергеевной. И теперь летел, подобно детскому воздушному змею на верёвочке. Точнее, верёвочки-то как раз у него и не было, о чём он очень пожалел, потому что подхваченный бодрым ветерком, стал носиться между деревьями, то и дело зацепляясь за торчащие ветки и вскрикивая.

– Цепляйтесь, Василий Петрович! – вскрикнула Наталья Сергеевна. – Ускорение свободного падения равняется двум «же»!

– Одному! Одному! – в спешке закричал Василий Петрович, уцепившись за представившуюся возможность похвастаться перед подругой своей эрудицией.

И тут же шлёпнулся с высоты в центр брезента, который как раз заботливо растянула вызванная Натальей Сергеевной пожарная команда.

Это всё о том, как хорошо, что придумали сотовые телефоны, и Наталье Сергеевне не пришлось бежать к телефону-автомату.

Портрет

Вадим Николаевич нарисовал портрет Маргариты Антоновны и при¬шёл к ней дарить его. Он поставил портрет к стене, а сам стал Мар¬гаритой Антоновной любоваться.

– Ах, какой чудесный пейзаж! – воскликнула Маргарита Антоновна (она была близорука, но очков не носила, чтобы они не натирали носа).

А потом Маргарита Антоновна подошла совсем близко к картине:
– А какие удивительные цветы на чайнике! Вы, Вадим Николаевич, настоящий художник! Вы украшаете действительность! Я вам так признательна!

Вадим Николаевич был счастлив. Он так внимательно смотрел на Маргариту Антоновну, что совсем её не слушал.