Блинчики; Зуб за зуб



Пластов Михаил — Блинчики; Зуб за зуб

Блинчики

С тех пор, как бабе Басе комнату на Ленинском дали, она сама не своя.

Можно подумать, что она никогда не жила с соседями. То ей не так, это ей не эдак. Вчера говорит: «Соседи у меня ложку украли. Мельхиоровую». А через минуту эту самую ложку нашла на телевизоре. Кто её туда положил? Уму не постижимо. Небось, сама и положила.

А сегодня? Вообще. «Ты, Мишь, мать не пугай, я пойду помру». Как вам это нравится?

Я ей говорю:

– Ба, да я голодный. Ты мне хоть блинчиков сделай.

– Хорошо, – говорит – сейчас сделаю.

А блинчики с мясом у бабушки Баси – это что-то. Смерть толстым, не оторвёшься. Пять сделает – пять съешь, десять – съешь десять, и так далее.

Только я блинчик съел, она опять за своё.

– Я, как помру, ты матери не говори, что померла. Ты скажи, мол, плохо себя чувствует. А когда приедет, тогда уж.

– Ба, – говорю я, – а пожить ещё никак нельзя?

– Не, – отвечает, – пора мне.

Короче, ушёл я на кухню. Возвращаюсь. Нате. Лежит на диване, бледная, глаза закрыты, руки на груди сложены.

– Ба, – говорю, – я хотел тебя спросить. А когда ты умрёшь, твою комнату, небось, соседям отдадут, да?

Тут она встрепенулась, глаза открыла, встала и говорит: – У тебя завтра занятия есть?

– Нет, – говорю – завтра же воскресенье.

– Ну и хорошо. Пойдёшь со мной в сквер?

– Пойду, а что?

– А то, что я умирать раздумала.

Ну, что тут скажешь?

Ей, Богу, старики, они как дети. Хочу помирать, не хочу помирать. Семь пятниц на неделе.

Зуб за зуб

Сколько у нас в доме учёных – тьма. Даже какой-то секретный есть. А всё равно всех мудрей баба Дуня. К ней все за советами ходят. Вот мне она сто раз говорила: «Не клянись частями тела. Скажи «да» или «нет», и всё». А я, дурак, не послушал её. И говорю Славе Гуничеву: «Зуб даю, что на витрине зуб мамонта». В музее это было. И что теперь?

Зуб болит, мочи нет. Как пить дать, завтра мне его вырвут. Значит, на витрине был зуб не мамонта. Ну да ладно. Вырвут и вырвут. Одним зубом больше, одним меньше. А если бы я головой поклялся? Ой, даже подумать страшно.