После работы: Сухопутный пират; Непослушный ребёнок; Педсовет



Гиваргизов Артур — После работы: Сухопутный пират; Непослушный ребёнок; Педсовет

Рубрика: Мои любимые

После работы

Муха старательно моет лапки.
Правда, без мыла.
Муха трёт себе плечи, шею, спину, затылок…
Но без мочалки. Жалко, нету мочалки.
После работы надо помыться.
После свалки.

Сухопутный пират

По деревне на велике ехал пират,
Как какой-нибудь почтальон.
«Смотрите, пират! – кричали ребята.
– Дяденька, дай миллион!»
«Дорогу! Дорогу! – ворчал пират.
(У него был английский акцент.) –
Нет у меня, коплю на фрегат.
Отстаньте! Не дам ни цента!»

Непослушный ребёнок

Дракон объяснял пятнадцатый раз
(Никогда не кричал на ребёнка):
– Если видишь, написано «газ»,
«Бензин» – то это колонка
Для заправки автомашин.
А ты выдыхаешь пламя!
На этих колонках вообще не дыши!
Понял? Махни головами.
Сын дракона заёрзал на стуле
( – Не ёрзай, сломаешь стул!)
И кивнул двумя головами.
Но одной головой не кивнул.

Педсовет

Однажды учителя пригласили выдающегося двоечника, трижды ученика 4 класса «Б» Гаврилова Серёжу выступить на педсовете с докладом: «Почему дети не хотят учиться и не делают уроки».

– В Поднебесной нет ничего, что можно было бы сравнить с пользой от НЕДЕЯНИЯ. В этом закон небесного Дао, – начал Серёжа. – Когда будет уничтожена учёность, тогда не будет и печали, – сказал Серёжа и глубоко вздохнул.

– А физика?! – закричала с места учительница по физике. – Без физики ты бы, Гаврилов, даже не знал, что Земля круглая!

– Какая же она круглая? – удивился Серёжа.

– Как какая! – не выдержала учительница по географии и вынула из сумочки чугунный глобус, который всегда носила с собой как средство самозащиты. – Вот как глобус!

– Ну, хорошо, – усмехнулся Серёжа и показал пальцем на океан, – а почему тогда вода не выливается?

– А Земля её притягивает, как магнит! – снова вскочила раскрасневшаяся от волнения учительница по физике.

– Магнит не притягивает воду, – сказал Серёжа и устало прикрыл глаза, – я это знал ещё в детском саду

– Что же, по-вашему, Сергей Сергеевич, – вежливо обратился к Серёже директор школы, – учёные ошиблись, и все жертвы были напрасны?

– Эррарэ хуманум эст: ошибаться – человеческое свойство. Цицерон, – сказал Серёжа и развёл руками. – Я вас понимаю, и, поверьте, мне очень жаль.

– Как, как? – переспросил учитель по истории. – Повторите ещё, я не успел записать. Эррарэ хуманум кто?

– Эст, – сказал Серёжа.