Не улетай, пой, птица



Козлов Сергей — Не улетай, пой, птица

– Повеселимся, Поросёнок!

– А как?

– Давай попрыгаем!

И они запрыгали: Заяц – через пенёк, Поросёнок – через поваленную осину.

– Так не развеселишься, – сказал Заяц. – Иди сюда!

И подвёл Поросёнка к упавшей сосне. Весенний лес, набитый солнцем и птицами, стоял в зелёном дыму.

– Прыгай! – сказал Заяц.

– Боюсь, – сказал Поросёнок.

– Смотри! – сказал Заяц. И прыгнул.

– У тебя ноги длинные, – и Поросёнок лёг животом на сосну.

– Да не так, – сказал Заяц. – Смотри!

Птица пела далеко и тревожно, потом подлетела ближе, запела радостно и светло.

– Ты не смотришь, – обиделся Заяц. – Так я тебя не научу.

– Я смотрю, – сказал Поросёнок.

«Где же она сидит?» – разглядывая ветку за веткой, думал Поросёнок.

– Смотри в третий раз! Больше не покажу.

Заяц прыгнул, и тут Поросёнок её увидел. Она была совсем крошечная, серый такой комочек, а пела так, что у Поросёнка защемило в груди.

– Будешь прыгать или нет? – спросил Заяц.

– Ты прыгай, – сказал Поросёнок. Он, не отрываясь, глядел на птицу.

Вот она наклонила голову, и…

Такого Поросёнок ещё никогда не слышал.

– Главное не бойся, – говорил Заяц. – И отталкивайся двумя ногами сразу. Понял?

– Ага, – сказал Поросёнок. «Если бы я умел так петь, если бы я только чуть-чуточку мог, как она. Я бы…»

– Ну, прыгай! – сказал Заяц.

Поросёнок подпрыгнул, лёг животом на поваленную сосну и закрыл глаза.

– Эх ты! – сказал Заяц. – Учи тебя! – И убежал.

– Птица, – шептал Поросёнок. – Не улетай, пой, птица! Я не умею прыгать, не умею петь, но, когда ты поёшь, мне кажется, мне кажется… я могу всё.

Птица пела, а Поросёнок лежал ничком на упавшей сосне, и ему казалось, что он сам – вольная птица, летит высоко над землёй и машет лёгкими крыльями.

Прибежал Заяц.

– Ну, будешь прыгать? – спросил он. – Да чего же ты плачешь? Вот глупый! Да я тебя научу, научу! Надо только отталкиваться двумя ногами сразу.