Про генерала-муравья



Татнев Иван — Про генерала-муравья

Жил да был в муравейнике муравей. И был он не простой муравей, а военный, да не просто солдат, а целый генерал. Звали его Аггей Макарей. Вот вызывает его раз к себе муравьиная царица и приказывает:

– Оправляйся-ка ты, Аггеюшка-батюшка, в поход на высокую берёзу. Там, говорят, наших тлей чужие мураши доят да над нами, муравьями, насмехаются.

– Слушаюсь, Ваше Величество, – говорит генерал-муравей. Щёлкнул челюстями и пошел войско в поход собирать – мурашей бить.

Трубы затрубили, пушки запалили. Вышло войско в поход. Генерал-муравей впереди ползёт и в биноклю смотрит. Видит – ах, мать честная! – мураши муравьиных коровок-тлей угоняют.

– Ребята! За матушку Императрицу, муравьиную Царицу – вперёд!

Вот война началась. Храбро бьются муравьиные войска. Генерал-муравей себя не жалеет, в самый огонь смело идёт. И солдаты-муравьи, на своего командира глядючи, ничего не боятся. Да вот беда – очень уж много мурашей. Как ни бился генерал-муравей со своими солдатами – ничего не выходит. На одного муравья десяток мурашей лезет, а на генерала-муравья целая сотня навалилась. Всех муравьев мураши побили-поколотили, а генерала-муравья связали и в плен сволокли.

Сидит генерал-муравей в мурашиной тюрьме, а мураши ему и говорят:

– Мы, – говорят, – уважаем хороших солдат, которые храбро бьются, в плен не сдаются. Иди к нам служить. Будешь у нас как сыр в масле кататься, всё, чего ни попросишь, тебе дадим, только – уговор! – служи теперь уж нам. А не пойдёшь – голову скусим.

Думает генерал-муравей тяжёлую думу: «Головушка-то моя уже поседела, к земле клонится, на покой просится. Чего ж мне другой доли искать? Как есть я верный слуга матушке Императрице муравьиной Царице, так по гроб ей верным и останусь».

– Не хочу, – говорит, – не желаю служить мурашиному царю. Рубите, что ли, мою буйную голову.

Видят мураши – дело ихнее не удаётся. Не гнётся, не ломается генерал-муравей Аггей Макарей. И не стали они ему голову рубить, а с почетом отпустили. Старости, да смелости, да верности уважение оказали. Куда ж теперь деться генералу-то муравью?

А податься-то ему и некуда. К матушке Императрице муравьиной Царице идти? Так надо ей в глаза смотреть и ответ держать: почему всё войско муравьиное погибло, а он один живой от мурашей с почетом воротился. Нет, нельзя идти – стыдно. А к мурашам пойти – совесть свою потерять.

Вот и сел Аггей Макарей на камушек возле речки, буйную голову повесил. Не мила ему, видишь, жизнь без чести да без совести.

Эй, ребята! Куда ж ему деться!?

Вдруг видит Аггей – сухой листок по речке плывёт. Прыгнул он на него да и поплыл себе далеко-далеко другой жизни искать…