Любитель слов



Молдавская Ксения — Любитель слов

Рубрика: Мои любимые

Когда-то давным-давно я работала в школе учительницей великой русской литературы, а детские книжки по этому поводу за литературу не считала и тихо презирала в душе. С молодыми учительницами такое случается. А один мой друг, эстет и любитель высокой поэзии, постоянно удивлялся, как это я могу работать с детьми, если не читала вот этого:

Вобла в очках
Плыла в облачках,
Читала журнал с интересом…

А я фыркала, морщила нос и не верила, что он это серьезно говорит.

Но от судьбы не уйдешь: уволившись из училок, я оказалась ведущей детской радиопередачи, и мне понадобилось пригласить на эфир Настоящего Писателя. Уже не помню, кто порекомендовал обратиться к Андрею Алексеевичу Усачёву. Мне, конечно, это имя ни о чём не говорило, но я честно позвонила и договорилась о встрече.

Перед встречей с Писателем я, естественно, волновалась и даже трусила. И, чтобы не ударить в грязь лицом, прочитала несколько его стихов. Представляете, одно стихотворение было как раз тем самым – про воблу! Я его наконец прочла – и поняла, что уже люблю автора.

А Усачёв оказался совсем нестрашным: рыжеватым, бородатым, очень доброжелательным и с большой гитарой в жёлтом чехле. Он рассказывал всякие истории, пел песни, и все это у него получалось как-то очень уютно и очень здорово. Тогда можно было только догадываться, какой невероятной работоспособностью обладает скромный и тихий Андрей Усачёв, насколько он честен в своей работе.

Потом, через пару лет, когда книжки Усачёва стали выходить всё чаще, когда он начал писать сценарии для ёлок и прочих празднеств, эти его качества стали очевидны. Андрей, несмотря на то, что работает не просто много, а чудовищно много, держит высокую планку. Он не позволяет себе «отписок», сочинений левой задней ногой и прочих фокусов, которые облегчают жизнь авторам и усложняют читателям. Он весь искрится неожиданными идеями новых проектов. Причём, кажется, на поверхности идея лежит – но нет, только Усачёв заметил эту поверхность. Например, до него никому в голову не приходило собрать в одной книге сказки, песни, пьесы и поверья о Бабе Яге или о Деде Морозе. Он не боится совмещать то, что раньше никто не совмещал, экспериментировать над чужими текстами и шутить над классикой. Один мой знакомый не очень по-доброму говорил: «Ну да! Слова Синявского, музыка Моцарта, а песня Усачёва!». Но не понимал этот знакомый, что надо быть Усачёвым, чтобы соединить Моцарта с Синявским, и чтобы соединение получилось органичное, как родное.

Андрей по образованию филолог, то есть, любитель слова. Слова он действительно любит: рассматривает, крутит-вертит, ищет новые смыслы. За простыми, кажется, и незатейливыми детскими стихами Андрея Усачёва стоит могучая культурная традиция, но поэт не тычет этой традицией читателю в нос, чтоб только «образованность свою показать». Так что только от читателя зависит, что он увидит в стихотворении: лёгкую рифму и ироничный взгляд или историю мировой литературы и философии.

Лёгкость формулировок, свежесть взгляда, юмор, парадоксальность мышления, неожиданные повороты и тексты, в которых самые разные читатели увидят что-то родное, любимое, – это фирменные черты творчества Андрея Усачёва. Его ни с кем не спутаешь. Сегодня книги Усачёва выходят во многих издательствах и есть, наверное, в каждом доме, где живут дети: нынешние дети без Усачёва не растут.

А сам Андрей такой же, как и двенадцать лет назад: рыжеватый, бородатый, скромный, доброжелательный и с гитарой.

Ксения Молдавская