Тулай



Иванов Александр — Тулай

Рубрика: Истории из вашей жизни

Мы ехали вдоль берега озера Сартлана. Стоял жаркий июньский день. В кабине было душно и пахло дорожной пылью. Даже открытые окна мало помогали.

– Может, искупаемся? – нарушил молчание Павлик. Он крепко держался за баранку, стараясь вовремя притормозить у очередной колдобины или объехать её.

– Давай, – соглашаюсь я.

Но берег озера порос камышом, осокой, и до плёса так просто не подойдешь. Нам пришлось ехать километров пять. Только у какой-то деревушки увидели чистый, ровный берег. Остановились у крайнего дома.

Вода была чистая, тёплая. Дно твёрдое, песчаное. Мы блаженствовали, плавали, ныряли. Однако радость наша скоро кончилась.

На берегу мы вдруг увидели собаку. Она выскочила из-за дома и с лаем бросилась в воду. Это была большая рыжая собака с белой отметиной на боку. Вот она уже бежит по воде, только брызги летят во все стороны. А вот уже плывёт, плывёт к нам. Странно было то, что пёс лаял и как-то жалобно и тоскливо повизгивал.

– Чудной пёс, – говорю. – Чего ему надо?

– Плывём дальше, – кивает мне Павлик.

Мы быстро удалялись от берега, но собака не отставала. Она изо всех сил гребла лапами и быстро приближалась. Скоро псина догнал нас. Она громка лаяла и не пускала дальше. Потом подплыла к Павлику и схватила его за плавки зубами.

– Пошёл вон! – кричал на собаку парень. Но она его и не думала отпускать. – Куда ты меня тянешь?

– Может, она бешеная?

– Да ты что? – испугался Павлик и толкнул собаку ногой.

Плавки треснули, и он освободился от зубов собаки. Пёс вдруг оставил Павлика, стал приближаться ко мне. Он плыл, громко булькая и поднимая тысячи брызг. Длинная рыжая шерсть то вздымалась, то опускалась в воду.

– Поплыли к берегу, – говорю. – Не даст он нам здесь покупаться.

Мы направились к берегу, и это обрадовала пса. Он убавил скорость, но плыл за нами и тихо повизгивал.

– Вот псина, так псина. Не дает купаться и все, – возмущался Павлик.

– Переедем подальше, – говорю. – Берег большой.

Пёс теперь радостно лаял, повизгивал, но к нам больше не подплывал. А когда мы шли по берегу, увидели женщину. Пожилая, чуть сгорбленная крестьянка приближалась к нам.

– Не даёт купаться? – подойдя, спросила женщина.

– Чудная собака, – говорю. – Из воды выгоняет. Не видали ещё такой.

– Бедный Тулай, – вздохнула женщина и посмотрела на сидящую в пяти шагах собаку. – Горе у него.

– Что еще за горе? – усмехнулся Павлик. – Собачье?

– Это такая собака… Умница. Все понимает, только говорить не умеет. Хозяин у Тулая неделю назад здесь утонул. Ветер сильный был, лодку волной опрокинуло. И все это произошло у него на глазах. Не мог он спасти хозяина-рыбака. А теперь никого вводу не пускает, волнуется, боится чтобы не утонули.

– Надо же, – удивился Павлик. – А мы чёрт знает о чём подумали.

– Да, – опять вздохнула крестьянка, – осиротели мы с ним. Пошли, Тулай, домой.

Мы долго смотрели в след сгорбленной старухе и идущему следом Тулаю. Потом сели в машину и поехали дальше. Ехали молча, переживая рассказ старой женщины.