Самый маленький



Махотин Сергей — Самый маленький

Вите было уже семь лет а он все равно оставался маленьким. Он был ниже всех ростом в первом «Б» классе. Он был ниже даже Игорька своего соседа по лестничной площадке, который и школу еще не ходил. А пятиклассника Вовку Семенова Витя был настолько ниже, что тот его попросту не замечал.

Витю это ужасно огорчало. Каждую неделю он становился к дверному косяку и отмечал свой рост карандашом. Результаты не утешали. Как и месяц, и два, и три назад рост его был один метр тридцать сантиметров. Ну не рос Витя, и все тут!

– Зато ты у меня умненький, – утешала его мама.

– На пятерки учишься, – хвалил папа.

– По дому мне помогаешь! – восхищалась бабушка.

Но Вите этого было мало. Особенно он расстроился, когда воспитательница детсада спросила его на детской площадке: «А ты, мальчик, из какой группы?»

Обидно до слез!..

И решился Витя на отчаянный поступок. Выкопал во дворе ямку по колено, встал в нее и землю вокруг себя из лейки полил. «Чем, – думает, – я хуже дерева? Оно хоть медленно, да растет. Вот и я с места не сдвинусь, пока не вырасту!»

Стоит час. Два стоит. Толку пока никакого.

Зато Вовка Семенов впервые на Витю внимание обрати. Обошел вокруг него, почесал в затылке.

– Давно стоишь? – спрашивает.

Витя кивнул: мол, порядком уже.

– Корней еще не пустил?

Пошевелил Витя в земле пальцами.

– Нет, – отвечает, – не пустил еще.

– Ну, тогда стой дальше, – разрешил Вовка и обедать пошел.

«На обед у нас сегодня пирожки с капустой», – вздохнул Витя. Но с места не сдвинулся. Твердое, видать, решение принял.

В окне на втором этаже баба Арина показалась. Половик из тряпочек вяжет, на Витю поглядывает.

– Эх, земля не удобренная, – вслух размышляет. – Разве вырастешь тут! Птичьего помету бы или коровьих лепешек кто доставил. Слыхала я, в колхозе «Светлый путь» удобрением приторговывают. Дорого, небось.

Молчит Витя. Не хочется ему себя птичьим пометом удобрять. «Может, – думает, – и так как-нибудь обойдусь».

Солнце в зенит вошло. Припекать стало. Потом тучка набежала. Дождик заморосил.

Стоит Витя под дождиком, а уходить ни в какую не хочет. Волевой оказался мальчик!

Выбежала из подъезда Галя, вынесла Вите зонтик.

– Главное – цель перед собой поставить! – говорит Галя. – И не сдаваться. Я горжусь, что в одном доме с тобой живу. Ты молодец!

И опять в подъезд убежала.

Стоит Витя под зонтиком и видит вдруг, что окно бабы Арины как будто вниз опустилось. Что такое? И догадался Витя, что это не окно опустилось, а сам он до второго этажа поднялся.

– Я и говорю, дороги нынче удобрения-то, – рассуждает баба Арина. – Ты уж своими силами в рост пускайся.

Кончился дождик. Сложил Витя зонтик. Глядь – а сам уже до третьего этажа дорос. Видит, бабушка на кухне пирожки из духовки вынимает, а мама ей помогает.

– Мама, мама! – закричал Витя. – Смотри, как я вырос!

Обрадовалась мама за своего сына. А бабушка запричитала:
– А обедать как же? На-ка вот, сладенький мой, пирожков хоть поешь. Твои любимые.

Поел Витя пирожков с капустой и дальше стал расти. До четвертого этажа поднялся. На балконе гражданин Тыквин гантелями упражнялся, мускулатуру плеч укреплял.

– Надо тебе в баскетбольную сборную записаться, – говорит он Вите. – Чемпионат мира на носу. С таким ростом мы бразильцев в два счета обыграем.

Слышит вдруг Витя, кто-то его снизу зовет. Это, оказывается, Игорек скворечник сколотил и просит к тополю его приладить. Взял Витя скворечник, укрепил повыше. Ни одна кошка не заберется.

На пятом этаже Вовка Семенов борщ ел. Глянул в окошко, а на него Витина голова смотрит. Вовка ложку уронил и рот раскрыл. А потом как заорет:
– Ура! Витька корни пустил! – и побежал на улицу всем про это рассказывать.

А Витя уже вырос выше крыши. Весь город ему виден. Очень сверху красивый.

Вдруг вертолет прилетел. Завис над Витей. По веревочной лестнице спустился пилот и к Витиному плечу красную лампочку прикрепил.

– Так полагается, – объяснил пилот. – Чтобы самолеты издалека вас видели и в сторону сворачивали.

А уже и правда вечереть стало. Погасло на горизонте солнце. Стоит Витя, красной лампочкой мигает. Слышит, опять вертолет летит.

– Тут вам бабушка ужин передала, –говорит пилот. – А еще одноклассники ваши просили сказать, что завтра в школе диктант. А еще с вами директор телестудии поговорить хочет.

Подал ему пилот радиотелефон. В трубке директорский голос потрескивает:
– Виктор Егорович, тут вот какое дело. На телебашне ворона гнездо свила, крыльями машет, и телевизионное изображение от этого дергается. Не согласитесь запасную антенну подержать, пока мы ворону не сгоним?

Витя согласился, раз такое дело.

Стоит с антенной. На плече лампочка мигает, далеко внизу окна в домах одно за другим гаснут. Скучновато, конечно, так-то стоять, да делать нечего.

Опять вертолет прилетает.

– Все! – пилот говорит, забирая обратно антенну. – Кончились передачи. Ох, уморился я сегодня. Третий рейс делаю.

Пожелал Вите спокойной ночи и спать улетел.

И на Витю зевота напала. Постоял он, позевал да так, стоя, и заснул.

Взошел на небе месяц. Холодно сделалось. Деревья замерли, шелестеть перестали. Цветы сникли. Стал и Витя медленно вниз опускаться.

Под утро вышла мама и увела его домой.

А когда проснулся Витя, подбежал к дверному косяку и опять себя измерил. Получился один метр тридцать три сантиметра. Засмеялся Витя от радости. На целых три сантиметра вырос!

Тут в дверь позвонили. Пошла мама открывать, а в дверях директор телестудии стоит с коробкой.

– Это, – говорит директор, – вашему сыну от нашей телестудии подарок. Телевизор цветной! За то, что он вчера всех телезрителей выручил и помог сохранить качественное изображение.

А по дороге в школу впереди Вити Вовка Семенов бежал, на Витю всем указывал и хвастался:
– Вы не смотрите, что он маленький. Он, если захочет, всех нас перерастет. Я знаю! Я с ним в одном доме живу!

И диктант Витя хорошо написал. На четверку. Всего одну ошибку сделал.