Сказка про утку Джемайму Кряк



Бернштейн Инна — Сказка про утку Джемайму Кряк

Перевод из Беатрикс Поттер

До чего же смешно смотреть на курицу с выводком утят!

Послушайте, я расскажу вам историю об утке Джемайме Кряк, которая обижалась, потому что ей не давали самой высиживать яйца.

Её золовка миссис Ребекка Кряк была вовсе не против того, чтобы за неё высиживал яйца кто-то другой.

– У меня никогда бы не хватило терпения сидеть на гнезде целых двадцать восемь дней кряду. И у тебя, Джемайма, можешь мне поверить, тоже не хватит. Ты бы их застудила, и не спорь, пожалуйста.

– Нет, я хочу сама высиживать свои яйца, и как хочу, так и будет! – прокрякала в ответ утка Джемайма.

Она пробовала прятать снесённые яйца, но их находили и забирали. Джемайма Кряк ужасно расстраивалась. И приняла решение устроить гнездо где-нибудь на воле.

Однажды погожим весенним днем она отправилась по просёлочной дороге, что ведёт через гребень холма.

На ней была шаль и модный чепец с козырьком.

За холмом она увидела лес. И подумала: «Вот, кажется, тихое, безопасное местечко».

Джемайма Кряк летать была не приучена. Она разбежалась под гору, хлопая концами шали, а потом подскочила в воздух.

Вообще-то она прекрасно летала, ей надо было только получше разогнаться.

И вот, летит она над самыми верхушками деревьев и видит, посреди леса прогалина, расчищенная от подлеска и кустарника.

Села Джемайма, точнее плюхнулась, на землю и принялась расхаживать вперевалку, высматривая подходящее сухое место для гнезда. Ей приглянулся один пенёк в высоких зарослях рыжей наперстянки.

Однако неожиданно оказалось, что на пеньке сидит весьма элегантный джентльмен и читает газету. У него были чёрные уши и рыжая бородка.

– Кря? – проговорила Джемайма, склонив на бок чепец и голову. – Кря?

Элегантный джентльмен оторвал взгляд от газеты и посмотрел поверх газетного листа на Джемайму.

– Вы заблудились, мадам? – спросил он.

У него был длинный пышный хвост, и он сидел, подложив хвост под себя, так как пенёк всё же был сыроват.

Джемайма нашла, что он страсть какой любезный и видный из себя. Она объяснила, что не заблудилась, а просто ищет подходящее место для гнезда.

– О! Вот как? В самом деле? – произнёс джентльмен с рыжей бородкой, искоса поглядывая на Джемайму. Он свернул газету и сунул в задний карман.

Джемайма пожаловалась ему на курицу с её непрошенными услугами.

– Да? Интересно, интересно, – сказал джентльмен. – Хотел бы я близко познакомиться с этой домашней птицей. Уж я бы научил её не соваться не в своё дело. Что же до гнезда, то с ним ни малейших затруднений: у меня в дровяном сарае есть запас перьев. Нет, нет, мадам, вы никому не помешаете. Можете сидеть там, сколько вашей душе угодно, – заверил пышнодлиннохвостый джентльмен.

Он отвёл Джемайму к маленькой невидной избушке, скрытой в зарослях рыжей наперстянки. Она была сложена из прутьев и дёрна, а трубой на крыше служили два худых ведра, поставленные одно на другое.

– Это моя летняя резиденция; в моей норе… то есть, в моём зимнем доме вам было бы не так удобно, – сказал радушный хозяин.

А сзади дома была пристройка из старых ящиков. Джентльмен открыл дверь и пропустил туда Джемайму.

Там чуть не доверху было набито перьев, прямо задохнуться можно, зато уютно и очень мягко. Такое изобилие перьев слегка удивило Джемайму. Но перья создавали уют, и она преспокойно устроила себе в пристройке гнездо.

Когда она снова вышла наружу, рыжебородый джентльмен сидел поблизости на бревне и читал газету – по крайней мере, держал перед собой в развёрнутом виде, но сам выглядывал сверху.

Он был так галантен, он даже с неохотой отпустил Джемайму домой на ночь. И обещал завтра до её прихода заботливо смотреть за её гнездом.

Он сказал, что очень любит яйца и утят; и будет горд иметь у себя в сарае такое превосходное гнездо.

Джемайма Кряк появлялась в лесу каждый день; у неё в гнезде уже лежали девять яиц, крупных, зеленовато-белых. Рыжий джентльмен на них налюбоваться не мог. В отсутствие Джемаймы он приходил их переворачивать и пересчитывать.

Наконец, Джемайма объявила, что с завтрашнего дня садится на гнездо.

– Я принесу с собой мешочек зерна, чтобы не вставать, пока не проклюнутся яйца. А то как бы они не простыли, – сказала заботливая Джемайма.

– Умоляю, сударыня, не надо никаких мешочков, я обеспечу вас овсом. Но перед тем как начнётся ваше утомительное сидение, я хочу угостить вас обедом. Мы устроим праздничный обед на двоих! Могу ли я попросить вас захватить с огорода немного зелени для приправы, гм, к омлету? Шалфея, тмина, мяты, пару луковиц, пучочек петрушки. А я принесу сальца, чтобы нашпиговать… то есть, поджарить омлет, – говорил любезный джентльмен с рыжей бородкой.

Джемайма Кряк была простовата: даже упоминание шалфея и лука не вызвало у неё подозрений. Она пошла в огород и нащипала различных травок, которыми перед жаркой начиняют утку. Потом она приковыляла в кухню и достала из корзины две луковички. А когда выходила, ей навстречу попался пёс-колли по кличке Хват.

– Зачем тебе понадобились луковицы? И куда это ты каждый день бегаешь одна, Джемайма Кряк?

Джемайма побаивалсь пса; и выложила ему всё как есть.

Пёс слушал, свесив на бок умную голову. Он только усмехнулся, когда услышал про любезного джентльмена с рыжей бородкой.

Хват задал ей несколько вопросов насчет леса и насчет точного местоположения дома и сарая.

А потом вышел за порог и пробежался рысцой через всю деревню – он искал двух молодых гончих, которые ходили повсюду по пятам за тележкой мясника.

Джемайма Кряк в последний раз потащилась в гору по просёлочной дороге. У неё была тяжёлая ноша: пучки зелени и две луковицы в пакете.

Она пролетела над лесом и спустилась перед домом пышнодлиннохвостого джентльмена. Он сидел на пеньке, принюхивался и тревожно озирался по сторонам. При появлении Джемаймы он прямо подпрыгнул.

– Взгляните на яйца и скорее в дом, слышите? Давайте сюда приправы для омлета, да поживее!

Джемайма ещё никогда не слышала, чтобы он разговаривал таким резким тоном.

Она ощутила удивление и некоторое беспокойство.

Только она вошла в сарай, как слышит, кто-то тихо пробежал снаружи под стеной. Чей-то чёрный нос шмыгнул в щели под дверью, и замок защёлкнулся.

Джемайма сильно встревожилась.

Но тут поднялся невообразимый шум – лай, рык, вой, визг и стон.

С той поры рыжего джентльмена в тех местах больше не видели.

А Хват отпер дверь и выпустил Джемайму Кряк. Да вот незадача: в сарай сразу же ворвались молодые гончие и в два счёта сожрали все яйца. Хват не успел их отогнать.

У него было прокушено ухо, а обе гончие прихрамывали.

Из-за яиц Джемайму проводили домой всю в слезах.

Но в июне она отложила новые, и ей позволили оставить их себе. Однако она высидела только четырёх утят. Джемайма Кряк говорила, что это у неё на нервной почве; но на самом деле она никогда не отличалась усидчивостью.