Девушка и её крёстная



Мяэотс Ольга — Девушка и её крёстная

Девушка и её крёстная

Художник: Шейкман Ольга

(Из норвежского фольклора)

Далеко-далеко в лесной чаще жила некогда бедная семья. И вот у них родился ребёнок – прелестная девочка. Но родительскую радость омрачали тяжёлые заботы: малютку надо крестить, а денег, чтобы заплатить священнику, у бедняков не было. Тогда отец решил найти доброго человека, который согласился бы стать крёстным его дочке и заплатить пастору. Целый день ходил он от дома к дому, многие соглашались стать крёстными ребёнку, но вот раскошеливаться на крестины не желал никто.

Бедный отец уже решил было возвращаться ни с чем, но на обратном пути повстречалась ему нарядно одетая женщина, добропорядочная и любезная. Она согласилась стать крёстной девочке, но при условии, что за это заберёт ребёнка себе. Отец отвечал, что должен сначала посоветоваться с женой. Когда он рассказал бедной женщине о предложении незнакомки, та сразу заявила: «Нет».

На следующий день бедняк вновь отправился по крестьянским дворам просить о помощи, но, как он ни умолял и ни уговаривал, охотников оплатить крестины не нашлось. Под вечер на пути домой он снова встретил ту женщину, добрую и приветливую, и она снова предложила свою помощь. Горемыка-отец рассказал жене о своих злоключениях.

– Что ж, если и на третий день никто не согласиться помочь нам в беде, – вздохнула несчастная мать, – придётся отдать малютку той доброй женщине. Другого выхода у нас нет.

Весь третий день ходил мужчина по округе, умоляя людей помочь ему и его дочке, да всё напрасно. А как наступил вечер, снова повстречалась ему добрая женщина. Что ж, делать нечего, и на этот раз пообещал он, что отдаст дочку, если ему помогут окрестить её по церковному обряду. На следующий день женщина пришла к хижине бедняка, да не одна, а с двумя мужчинами, которые должны были стать крёстными малютке. Взяли они девочку и отнесли в церковь, где священник окрестил её. Уговор есть уговор: женщина забрала ребёнка. Девочка стала жить в доме крёстной матери, и та всегда была добра с ней и заботилась как о родной дочери.

Шли годы, девочка росла смышленая да разумная, понимала, что хорошо, а что плохо. И вот как-то решила крёстная отправиться в путешествие.

– Оставляю на тебя весь дом: ходи где хочешь, – сказала она на прощанье девушке, – только не заглядывай в те комнаты, которые я тебе сейчас покажу.

Крёстная показала девушке, двери каких комнат ей нельзя было отпирать, попрощалась и уехала.

Не удержалась девушка, лишь на миг открыла она одну из дверей и тут же – Банг! – в узкую щель вылетела звезда.

Вернувшись, крёстная мать страшно рассердилась, узнав о пропаже звезды. Она очень гневалась на крёстную дочь и даже грозила выгнать её из дому. Но девушка так плакала и так умоляла простить её, что в конце концов женщина сменила гнев на милость.

Прошло время, крёстная мать собралась в новое путешествие, и снова строго-настрого наказала девушке не входить в запрещённые комнаты. Та обещала, но, оставшись одна, стала гадать, что же может скрываться во второй комнате. Не утерпела и приоткрыла дверь – только заглянуть одним глазком – Банг! – из комнаты вылетела луна.

Вернулась крёстная мать и обнаружила новую пропажу. В сердцах велела она девушке убираться прочь из дому. Но бедняжка так горько плакала и так умоляла простить её, что и на этот раз женщина позволила ей остаться.

И вот крёстная собралась в путь в третий раз.

– Ты уже не дитя, – наставляла она девушку на прощанье, – помни мой запрет и не вздумай заглядывать в третью комнату!

С тем и уехала. Девушка осталась одна. Целыми днями бродила она в одиночестве по дому и, наконец, не выдержала:

– Ну что плохого, если я лишь одним глазком загляну в заветную комнату? – сказала она самой себе. Хоть и помнила она об обещании, данном крёстной матери, да искушение было слишком велико, вот девушка и не утерпела: – Я лишь в щелочку загляну, – решила она.

Приоткрыла дверь, и – Банг! – из двери вылетело солнце.

Когда крёстная мать вернулась из путешествия и увидела, что солнце исчезло, терпение её лопнуло: на этот раз о прощении не могло быть и речи. Девушка совершила непростительный проступок и должна покинуть дом, она её больше знать не желает. Как ни плакала девушка, как не убивалась, на этот раз ей не удалось разжалобить крёстную.

– Нет, нет и нет! Ты должна быть наказана! – заявила женщина. – Выбирай, хочешь ли ты, чтобы я сделала тебя самой прекрасной девушкой на свете, но при этом лишила дара речи, или чтобы я превратила тебя в дурнушку? В любом случае ты должна навсегда покинуть мой дом.

– Пусть я хотя бы буду красивой, – попросила девушка. В тот же миг стала она сказочно прекрасной, но, увы, не могла больше произнести ни слова.

Бедняжка пошла прочь от дома крёстной матери. Она брела наугад сквозь лесную чащу, всё дальше и дальше уходя от дома, где выросла. Когда наступил вечер, девушка забралась на высокое дерево, что росло у ручья, и устроилась там на ночлег.

Неподалёку от того места стоял прекрасный замок. Каждое утро служанка из замка приходила к ручью: вода в нём славилась необыкновенным вкусом, поэтому чай для принца заваривали только на ней. Наклонившись, служанка заметила в воде отражение прекрасной девушки, и решила, что это она сама и есть. Бросила кувшин и побежала назад в замок, где, встряхнув головой, дерзко заявила: «Не гоже мне, такой раскрасавице, за водой ходить».

Пришлось послать к ручью другую служанку, но и с ней приключилось то же самое. Вернувшись в замок, она заявила, что слишком хороша, чтобы носить воду. Странные причуды служанок удивили принца, и он решил сам отправился в лес. Подойдя к ручью, он увидел отражение в воде, и заметил прекрасную девушку, спавшую в ветвях. Юноша помог ей спуститься и отвел в замок. Девушка и в самом деле была так прекрасна, что принц решил жениться на ней. Но его мать воспротивилась этому.

– Она же немая, а что, если она окажется злой ведьмой?

Но принц не отступился, уж больно приглянулась ему незнакомая красавица. Молодые зажили в любви и согласии, а через несколько месяцев стало ясно, что принцесса ждёт ребёнка. Принц повелел слугам следить за молодой женой с утроенной силой, но всё же, когда наступил час родов, слуги уснули крепким сном и не услышали, как прокралась в королевские покои крёстная мать. Она уколола пальчик младенца, капнула кровью на губы молодой матери и прошептала:

– Так изведай же то горе, какое испытала я, когда ты выпустила мою звезду.

С этими словами колдунья взяла ребёнка и унесла его.

Когда слуги очнулись от чар, то решили, что принцесса съела своего ребёнка. Старая королева подстрекала их сжечь злодейку заживо, но принц очень любил свою жену и вступился за неё.

И вот настало принцессе время родить снова. На этот раз муж удвоил охрану, но, околдованные злыми чарами, слуги опять уснули.

– Так изведай же то горе, какое испытала я, когда ты выпустила Луну, – сказала крёстная мать.

В присутствии колдуньи несчастной матери возвращался дар речи, и она со слезами умоляла оставить ей ребёнка, но всё напрасно.

И снова старая королева стала требовать казни девушки, но принцу и на этот раз удалось отстоять её. Когда же пришла пора родиться третьему ребёнку – охрану утроили, но и это не помогло. Колдунья снова усыпила стражу, взяла младенца, а его кровью смазала губы матери, сказав:

– Так изведай же то горе, какое испытала я, потеряв солнце.

На этот раз принцу не удалось защитить жену. Её приговорили к казни.

Но когда осужденную вели к костру, на её пути появилась крёстная мать с тремя детьми: двое держались за её платье, а самого младшего она несла на руках. Колдунья подошла к молодой женщине и сказала:

– Вот твои дети. Бери их назад. Теперь, испытав собственную потерю, ты знаешь, как я горевала, потеряв солнце, луну и звезду. Ты понесла достаточное наказание, и я возвращаю тебе дар речи.

Все видели, как радостно бросились друг другу в объятья принц и принцесса, но что они чувствовали в этот миг, не знает никто. Зато известно, что с тех пор они жили долго и счастливо, и старая королева не могла нарадоваться на невестку и внуков.