Роальд Даль — Волшебный палец



Демурова Нина — Роальд Даль — Волшебный палец

Эта книга посвящается Офелии и Люси

Ферма по соседству с нашей принадлежит мистеру и миссис Грегг. У Греггов имеется двое детей, оба мальчики. Зовут их Филип и Уильям. Я хожу к ним поиграть.

Я девочка, мне восемь лет.

Филипу тоже восемь.

Уильям на три года старше. Ему десять.

Что?

Ну, ладно, хорошо.

Ему одиннадцать.

Неделю назад с семьей Греггов приключилась презабавная история. Попробую ее вам рассказать.

Больше всего на свете мистер Грегг и его сыновья любят охотиться. По субботам они берут свои ружья и прямо с утра отправляются в лес убивать зверей и птиц.

Даже у Филипа, которому всего восемь, есть собственное ружье.

А я охоту не выношу. Ну, прямо на дух не принимаю. По-моему, это неправильно, когда взрослые мужчины и мальчишки убивают животных просто себе на забаву. Раньше я пыталась отговорить от этого Филипа и Уильяма. Каждый раз, как пойду к ним, так и стараюсь их убедить, но они надо мной только смеялись.

Раз я даже сказала что-то мистеру Греггу, но он прошел себе мимо, будто меня там и не было.

Как-то в субботу утром стою я возле нашего дома и вижу: из лесу выходят Филип и Уильям со своим папашей и несут на палке чудесного олененка.

Я так разозлилась, что заорала на них.

Мальчишки захохотали и стали корчить рожи, а мистер Грегг велел мне отправляться домой и не лезть не в свои дела.

Ну, это уж было слишком. В глазах у меня потемнело.

И не успела я опомниться, как уже сделала то, чего совсем не собиралась делать.

Я ПОДНЯЛА НА НИХ СВОЙ ВОЛШЕБНЫЙ ПАЛЕЦ!

Вот ужас! Что я наделала! Я подняла палец даже на миссис Грегг, хотя ее там вообще-то и не было. Я подняла палец на всю их семью.

Сколько раз я себе клялась, что никогда больше не подниму ни на кого свой Волшебный Палец! Да как я могу — после того, что случилось с нашей учительницей, старой миссис Уинтер…

Бедная миссис Уинтер.

Как-то раз мы сидели в классе, и она учила нас правописанию.

Она мне говорит:
— Встань и скажи по буквам, как пишется «котёнок».

— Ну, это просто, — отвечаю. — «К-а-т-ё-н-о-к».

— Глупая ты девчонка! — говорит миссис Уинтер.

А я как закричу:
— И вовсе я не глупая девчонка! Я очень даже милая девочка!

— Отправляйся в угол! — говорит миссис Уинтер.

Тут я разозлилась, в глазах у меня потемнело, и я подняла свой Волшебный Палец на миссис Уинтер! И в ту же минуту…

Догадайтесь, что?

У нее вдруг стали расти усы! Большие черные усы, совсем как у кошки, только гораздо длиннее. И до чего же быстро они росли! Мы и глазом моргнуть не успели, как они уже выросли у нее до ушей!

Тут все, конечно, захохотали, как бешеные, а миссис Уинтер говорит:
— Сделайте милость, скажите, что это вас так безумно развеселило?

Поворачивается к доске, чтобы что-то написать, а у нее сзади хвост! Длинный пушистый хвост!

Что тут поднялось, я даже описать не могу, но если вы спросите, пришла ли в себя миссис Уинтер, то я вам отвечу: «Нет, не пришла». И никогда не придет.

Волшебный Палец у меня с самого рождения.

Не могу вам объяснить, как я это делаю, потому что я и сама не знаю.

Стоит мне разозлиться, как в глазах у меня темнеет, и пожалуйста…

Кончик указательного пальца на правой руке начинает ужасно свербеть…

Из меня вдруг, словно при коротком замыкании, вылетает какая-то искра.

И ударяет в того, кто меня разозлил…

И тут начинается …

Словом, теперь вся семья Греггов была отмечена моим Пальцем — обратного хода тут нет, ничего не попишешь.

Я побежала домой и стала ждать, что будет дальше.

Ждать мне пришлось недолго.

Вот что у них произошло. (Я узнала это от Филипа и Уильяма на следующее утро, когда всё уже кончилось).

В тот же день, когда я подняла Волшебный Палец на всю Греггову семейку, мистер Грегг вместе с Филипом и Уильямом отправились после полудня снова на охоту. На этот раз они собирались охотиться на диких уток и потому повернули к озеру.

Не прошло и часа, как они подстрелили десять уток.

За второй час — еще шесть.

— Вот это денёк! — вскричал мистер Грегг.

Он просто себя не помнил от радости.

Тут над головой у него пролетело еще четыре дикие утки. Летели они совсем низко. Подстрелить их ничего не стоило.

БАХ! БАХ! БАХ! БАХ! — загремели выстрелы.

Но утки всё летели.

— Промазали! — удивился мистер Грегг. — Вот странно!

Тут, ко всеобщему удивлению, утки повернули назад и полетели прямо на охотников.

— Ого! — сказал мистер Грегг. — Что это они? Прямо напрашиваются, чтобы в них всадили пулю!

И снова выстрелил. И мальчишки тоже. И снова промазали!

Мистер Грэгг весь побагровел.

— Это из-за освещения, — сказал он. — Вечереет, ничего не разглядишь. Пошли-ка домой.

И они направились к дому, неся с собой шестнадцать подстреленных уток.

Но четыре утки никак от них не отставали, а всё кружили над ними.

Мистеру Грэггу это не нравилось. «Кыш!» — кричал он и снова и снова стрелял в них, только всё без толку. Он никак не мог в них попасть. Всю дорогу до дому четыре утки летали и летали у них над головами, и отогнать их никак не удавалось.

Поздно вечером, когда Филип и Уильям уже спали, мистер Грэгг вышел во двор за дровами для камина.

Он шел по двору — внезапно в небе раздался утиный крик.

Он остановился и поднял голову к небу. Ночь стояла тихая. Тоненький бледный полумесяц плыл над деревьями на пригорке. Небо было усыпано звездами. В эту минуту мистер Грэгг услышал биение крыльев прямо у себя над головой: по небу пролетели одна за другой четыре темные тени. Это утки кружили над его домом.

Мистер Грэгг забыл о дровах и кинулся в дом. Ему уже стало страшно. Все это ему совсем не нравилось. Он ничего не стал рассказывать миссис Грэгг, а только сказал ей:
— Ну, ладно, давай-ка ложиться. Я что-то устал.

Они легли в постель и заснули.

Утром мистер Грэгг проснулся первым.

Открыл глаза.

Хотел было протянуть руку за часами — посмотреть, который час.

Но рука не протягивалась.

— Странно, — сказал он. — Где же моя рука?

Он лежал, не двигаясь, и думал о том, что же случилось.

Может, он как-то повредил себе руку?

Потом попробовал протянуть другую руку.

Опять ничего не вышло.

Он сел.

И тут в первый раз мистер Грэгг увидел себя!

Он завопил и выпрыгнул из постели.

Крик разбудил миссис Грэгг. Увидала стоявшего возле постели мужа и тоже завопила.

Мистер Грэгг превратился в крошечного человечка!

Может, до спинки стула он и доставал, но никак не выше.

А вместо рук у него теперь были утиные крылья!

— Но…но…но… — закричала, багровея, миссис Грэгг. — Что это с тобой, милый?

— Ты хочешь сказать: с нами обоими! — завопил мистер Грэгг.

Тут уже миссис Грэгг выпрыгнула из постели.

Подбежала к зеркалу. Но дотянуться до него не смогла. Она стала еще меньше, чем мистер Грэгг, и вместо рук у нее тоже были крылья.

— О-о! О-о! — зарыдала миссис Грэгг.

— Кто-то навел на нас порчу! — закричал мистер Грэгг.

И они закружили по комнате, хлопая крыльями.

Тут в спальню ворвались Филип с Уильямом. С ними произошло то же самое. Руки пропали, а вместо них появились крылья. Ростом же они стали совсем крошечные. Ну просто воробьи!

— Мама! Мама! Мама! ?зачирикал Филип. — Погляди, мам, мы летаем!

И взлетел в воздух вместе с Уильямом.

— Немедленно спускайтесь! — прикрикнула на них миссис Грэгг. — Разве можно забираться так высоко?!

Но Филип и Уильям уже вылетели в окно.

Мистер и миссис Грэгг бросились к окну. Крошечные фигурки мальчиков были уже высоко в небе.

И тогда миссис Грэгг сказала мистеру Греггу:
— Как ты думаешь, милый, мы тоже так могли бы?

— Почему бы и нет? — ответил мистер Грэгг. — Ну-ка, давай попробуем.