Соленая ладошка



Яхнин Леонид — Соленая ладошка

Грузовик подбрасывало на ухабах. Мы взлетали на скамейке вспугнутыми воробьями. Между ёлками мелькали проплешины, подёрнутые седыми мхами, будто снежными заносами. Вдруг на развилке грузовик резко затормозил. Ольга, наша провожатая из соседней деревни, выскочила из кабины на дорогу. Под ногами у нее растекалась сизая грязь. Широкая эта лужа бухтела и пузырилась, словно каша на плите. Вылезать из кузова не хотелось.

– Давайте, давайте, – скомандовала Ольга. – Знатное место вам покажу.

Где оно, знатное это место? Неужто нужно шлёпать по этой жиже? Но послушно мы сгрудились у борта машины.

– Вот, – сказала Ольга, – гляньте сюда.

И она широко обвела рукой хлюпающую жидкую грязь. Ничего особо привлекательного. Разве что грузовик сядет здесь по самые рессоры.

Ольга осторожно прошла, высоко поднимая ноги в резиновых сапогах, в самую середину кипящей лужи. Здесь жижа вздувалась под мелкими ударами упругого кулачка, бьющего изнутри и разрывающего сизую поверхность. Зеркальцем блеснула чистая ладошка воды.

Ольга зачерпнула из этой ладошки и поднесла ко рту.

– Ух, солоно! – засмеялась она.

Мы трое журавлями прошагали к ней и тоже зачерпнули водицы. Она оказалась действительно солёной и неожиданно приятной на вкус, мягкой.

– Солёный ключ, – сказала Ольга. – Когда-то здесь навес стоял. Желоб жестяной тянулся. Родник солёный бьёт из земли. Целебная вода. Скот сюда специально гнали. Солёный ключ от любой болезни вылечивал, говорят. Сок земли.

– А теперь что ж?

– Забыли, затоптали. Без человека и родник не пробивается.

Она стряхнула капли солёной воды и пошла к машине. А я зачерпнул ещё. Умыл лицо. Потом долго ещё облизывал солоноватые губы. Думал, что не забуду уж никогда мягкий вкус Солёного ключа. Ан нет, позабыл. Зато в глазах стоит крохотная ладошка чистой воды, не поддающаяся обступившей её вязкой тине.