Эта девочка Таня



Демыкина Галина — Эта девочка Таня

Эта девочка Таня под вечер сама пришла. Пришла и говорит:
– Не скучно одной-то? Пойдём ко мне в куклы играть.

И пошли.

У Тани три куклы. Одна – в платье, совсем ещё новая. Другая – голыш. А третья – тряпичная. Она уже перемазана вся. И нос, и щёки тоже. И платье старенькое.

– Чур, мои будут две дочки, – сказала Таня. И взяла себе новую, в платьице, и тряпичную.

Алёне достался голыш.

– Как его зовут? – спросила Алёна.

– Не знаю. Борька, наверно, – ответила Таня. – Пошли с нашими детками гулять.

Алёна сняла с головы платок, положила на него Борьку и завернула конвертиком: хочет – уголком платка прикроет ему лицо от солнца, а хочет – откроет, чтобы он вокруг поглядел. И песенку ему спела:

Спи, мой Боря-мужичок,

Повернися на бочок.

А Таня смотрела-смотрела и говорит:
– Зря я тебе Борьку дала.

А потом ещё говорит:
– Мою любимую дочку зовут Эльвира. А эту замарашку – Даша.

– Ты её не любишь?

– Нисколечко!

– Ой! – удивилась Алёна. – Как же так?

– Надоела она мне. Я её в лес заведу и брошу. – И бросила Дашутку в кусты, что росли возле дома. – Пусть её тут волки съедят.

А Даша эта упала в траву и, наверно, заплакала.

Таня и Алёна постояли у крыльца. Помолчали.

– Она, может, у тебя баловница была? – спросила Алёна.

– Да нет. Просто грязнуха-замараха.

– Она, может, грубая?

– Ничего и не грубая.

– Наверно, она тебе не помогала?

– Она мне обед варила, – сказала Таня. – И бельё на речке полоскала. А я её не люблю… Пошли отсюда.

Она взяла Алёну за руку и повела в огород. В огороде у Тани росли красные маки.

– Хочешь, доченька, цветок? – спросила Таня куклу Эльвиру. И сорвала ей большой мак.

Но пока ножку ломала, весь красный бантик и осыпался. Таня бросила зелёную круглую головку, которая осталась на месте цветка, и сказала:
– Эта Эльвира – всё только «дай» да «дай». А Дашутка меня прямо так любила, всегда перед бабушкой заступалась.

– У тебя бабушка сердитая? – спросила Алёна.

– Да нет. Ей что Даша скажет, то она и делает… Пойдём огурцы польём, мне бабушка велела. Гляди, солнце садится.

В огороде стояла кадушка с чёрной водой. Алёна заглянула туда и увидела стриженую беленькую девочку с куклёнком. А рядом – ещё девочку, побольше, с тёмными косами. Красивую.

Таня дала Алёне черпачок, а себе взяла лейку.

– Набирай воды, пошли.

Алёна зачерпнула. Девочки в бочке замутились, распались, только белые пятнышки от платьев на воде.

– Ты очень-то не гляди, там водяной живёт,– сказала Таня. – Так и затянет в бочку.

Алёна ничего не сказала и поскорее пошла с водой вдоль грядок лука и моркови следом за Таней.

«Не буду я с ней дружить, – подумала Алёна. – Нет, не буду».

Земля на грядках была рыхлая и сухая. Листья вяло опустились, но плети были тугие, цепкие, и на них сидели крепенькие пупырчатые огурчики. Девочки аккуратно лили под листья воду, чтоб не сбить огурцы. Алёна увидала, как Таня нагнулась, сорвала огурец и спрятала в карман платья.

– А тебе не дам, – сказала она кукле Эльвире. – Дашутка одна там в лесу, а ты за мою юбку держишься!

Алёна носила, носила воду, черпала её и старалась не смотреть в чёрную кадку. А потом босым ногам стало холодно и плечам тоже. И солнышко ушло за болота, за лес.

– Мне домой пора, – сказала Алёна.

– Завтра приходи, – позвала Таня. – Да ты беги через огороды, здесь калиточка есть.

Алёна пошла, потом вернулась, протянула голыша:
– Борьку возьми.

– Давай. Снимай с него свой платок.

– Дак ведь замёрзнет.

Таня задумалась.

– Ну ладно, пусть он ночку у тебя переспит. Завтра отдашь.

Алёна хотела завтра не приходить. Но Борька уже спал, и Алёна тихо поднялась по ступеням в избу, уложила куклёнка на свою подушку. А потом вспомнила: «А Дашутка-то как?» Прямо холодно ей стало. Выбежала на улицу.

– Ты куда? – крикнула вслед бабушка.

– Я сейчас!

Подошла к Таниной избе, а уже темно, и кусты тёмные. Вдруг что-то там, в кустах, задвигалось, забелело… А потом ступеньки Таниного крылечка скрипнули, будто по ним поднимался кто-то. Подобралась Алёна к кустам, потянулась за куклой… А её и нет. Нет и нет. Только в Таниной избе дверь хлопнула.

«Ну и хорошо, – подумала Алёна. – Может, я с этой Таней буду дружить. Там посмотрим».