О том, как я был экстрасенсом



Переляев Сергей — О том, как я был экстрасенсом

Когда я учился в пятом классе, по телевизору стали почти каждый день показывать всяких магов, колдунов и экстрасенсов, которые могли вылечивать все болезни. Вот они по телевизору руками помашут или словами установку дадут, и у вас сразу всё пройдёт. Даже если вы в них не верите. Особенно часто показывали двух целителей – Кашпировского и Чумака. Чумак был блондином и выступал по утрам, он как раз просто руками по воздуху водил, заряжая таким образом воду и кремы (их нужно было класть перед телевизором в момент сеанса), а Кашпировский лечил по вечерам, волосы имел чёрные и давал словесные установки.

Посмотрел я на них, посмотрел и думаю, а чем я не экстрасенс? Они-то тоже когда-то просто в школе учились и не знали о своих чудесных способностях. Будет у нас в пятницу классный час, решил я, нужно будет провести сеанс. Заодно и Маша Молотилова будет знать, что я не так себе, а настоящий целитель. Маша Молотилова у нас в классе самая лучшая девчонка, на мой взгляд, но сейчас не об этом.

Подошёл я к нашей классной руководительнице Людмиле Михайловне и говорю, так и так, можно ли в пятницу на классном часе провести оздоровительный сеанс. Она сначала засмеялась и спросила, давно ли во мне обнаружился дар оздоравливать, но потом разрешила. Пришлось, правда, приврать, что я уже полгода как заговариваю воду и даже вылечил своему дяде язву двенадцатиперстной кишки, но что поделаешь, очень уж хотелось сеанс провести.

В четверг, когда до сеанса оставался всего один день, я решил порепетировать. Сел перед магнитофоном, сосредоточился и, представляя, как из меня исходит мощная положительная энергия, начал произносить слова, одновременно водя перед собой руками.

– Закройте глаза, – говорил я, – вы видите большую белую комнату, залитую светом. Вы в ней. Вы стоите посередине. Вы видите себя со стороны, вы точно из стекла. Белый невесомый свет наполняет ваше тело теплом. Дует лёгкий ветерок. В тех частях тела, где чувствуется тяжесть, концентрация света увеличивается, и тяжесть исчезает. Вам хорошо. Тепло. Ветерок ослабевает. Он еле ощутим. Вам хочется быть в этом состоянии как можно дольше. Но свет начинает рассеиваться. Он пропадает, забирая с собой все недуги. Организм спокоен и чист…

Говорил я так где-то полчаса, пока в дверь не позвонили. Пришел Максим звать меня гулять. Я сказал, что пока не выйду, затащил его в свою комнату, объяснил, что к чему и поставил запись сеанса.

Максим послушно закрыл глаза, не шелохнувшись, прослушал всю пленку и говорит:
– Точно как Кашпировский! Даже круче! Супер! Знаешь, у меня голова болела, когда я к тебе пришел, а сейчас – как рукой сняло!

«Нормально, – думаю, – значит, завтра всё будет путём».

В пятницу на протяжении всех уроков я думал, конечно, только о предстоящем классном часе. Все мне ещё перед первым уроком показали баночки с водой и кремы, которые нужно было зарядить и, хоть репетиция вчера прошла отлично, волновался я сильно. Когда же начался классный час, и Людмила Михайловна уступила мне место за учительским столом, за банками и тюбиками я был почти не виден, и сердце грохотало, как сумасшедшее.

– Закройте глаза, – начал я, – большая белая комната, вы в ней. Вы словно из стекла. Прошу сохранять серьезность…

Во-первых, никто не хотел закрывать глаза, а во-вторых, как я ни объяснял, что посмеивания мешают мне включить потоки энергии, все хихикали и шушукались, не замолкая. Но поначалу и в этих условиях удавалось продолжать сеанс. Если бы не Серёжа Бондарев, всё было бы ничего, но на словах «организм спокоен и чист, недуги черной массой покидают его навсегда» Серёжа, обычно очень тихий, загоготал так, что просто чуть школа не рухнула. И все его поддержали. Хохотали буквально до звона оконных стекол, будто раньше и предположить не могли, что в жизни может быть что-то настолько же смешное, как мой сеанс. Людмила Михайловна ласково смотрела на меня, стоя у двери класса и, в конце концов, я тоже стал смеяться, но потом объявил, что, несмотря ни на что, кремы и воду можно считать заговорёнными.

В общем, не знаю, экстрасенс я или нет. Хотя сеанс, конечно, провалился, но в понедельник даже Маша Молотилова сказала, что чувствует себя куда лучше, чем раньше.