Пауль Маар — День, когда исчезла тетя Марга



Мяэотс Ольга — Пауль Маар — День, когда исчезла тетя Марга

Рубрика: Перевод

Пауль Маар
Перевод с немецкого

В понедельник часа в четыре вдруг раздался звонок в дверь.

Я его едва не прослушал: как раз в это время возился с пылесосом. Пылесосу тёти Марги лет тридцать, не меньше, и голос у него под стать возрасту. Я тёте много раз говорил: надо купить новый пылесос. Денег-то у неё предостаточно. Но она и слышать ничего не хотела. Конечно, ведь не ей с ним возиться приходилось, а мне. И горе мне, если она, вернувшись из гостей, обнаруживала хоть одно-единственное перышко на своём персидском ковре! Уж она раскричится так раскричится: «Кто убирает спустя рукава, не заслуживает сладкого!»

А потом в одиночку уплетает шоколадный, малиновый или миндальный пудинг.

Мне кажется, что перышко, которое тётя Марга неизменно находила на ковре, она нарочно хранила в своей сумке из крокодиловой кожи и тайком подбрасывала, когда приходила домой. А все для того, чтобы пудинги доставались только ей.

Итак, в четыре часа нам в дверь позвонили. Я пошел открывать. На лестничной площадке стоял мужчина в сером рабочем халате. Ростом не выше меня. В руках он держал большую коробку.

– Наконец-то, открыли! Не дождёшься! – проворчал коротышка. – Я принес заказанный вами телевизор.

Я оторопел. Я был уверен, что тётя Марга никогда никакого телевизора не заказывала. Она считала, что от телевизора портится зрение. Когда были живы мои родители, она и их убеждала, чтобы ни на секунду не подпускали меня к экрану.

– Какой еще телевизор? – спросил я неуверенно.

– Вот этот. Какой же ещё! – мужчина пронес его в детскую и водрузил на мой стол.

– Распишись вот здесь! – приказал он, подождал, пока я выведу на бланке свою фамилию, и ушел.

И вот я один в комнате, а на столе красуется новенький телевизор.

– Если тётя Марга действительно заказала телевизор, то уж наверняка не для меня, – рассуждал я. – Надо его перенести в гостиную, пока она не пришла. А то рассердится.

Но телевизор оказался тяжёленьким. Я не смог его даже от стола оторвать. Пришлось оставить на прежнем месте.

Я задумался. По понедельникам тётя Марга никогда раньше пяти домой не возвращается. Что ж, удобный случай проверить, как работает новая аппаратура. Как знать, может, как только телевизор попадет в руки к тёте Марге, она раз и навсегда запретит мне его смотреть.

Я устроился поудобнее. Сначала придвинул к телевизору стул, потом достал с постели подушку и превратил стул в мягкое кресло. Заодно я обнаружил распечатанную коробку ванильных вафель, припрятанную в прошлую субботу. Тёте Марге они пришлись не по вкусу. Она выкинула их в корзину для бумаг. Я их быстренько оттуда достал, пока она не видела, и спрятал под подушку.

Я воткнул штепсель в розетку, включил телевизор, раскинулся в самодельном кресле и засунул в рот вафлю. Не прошло и десяти секунд, как экран засветился. Я увидел мужчину, он читал последние новости. Волосы диктора были зачесаны на прямой пробор, на шее – полосатый галстук.

«Беседа проходила в деловой атмосфере, – передавал диктор новости из Белого Дома. – Обе стороны открыто высказали свою точку зрения. Вопреки всем разногласиям…»

Тут диктор сделал паузу и поглядел на меня. По крайней мере, мне так показалось. Какая досада: на глазах у всех он забыл свой текст!

Я нервно откусил вафлю.

Диктор откашлялся и сказал: «Когда же ты наконец прекратишь грызть эти сухари? Ты мне на нервы действуешь! Мешаешь сосредоточиться».

– Это вы мне? – изумился я.

– Кому же ещё! Разве здесь ещё кто-то есть? Мог бы, по крайней мере, и меня угостить! – буркнул он недовольно.

– Пожалуйста, угощайтесь, – спохватился я и протянул ему коробку. Диктор схватил её и вытянул сразу три вафли. Это показалось мне нескромным, но я смолчал.

– Неплохо! Даже очень вкусно! – похвалил диктор, откусив первую вафлю. Набив рот, он продолжал: «Вопреки всем – хрум,хрум – разногласиям – хрум, хрум – можно говорить – хрум, хрум – о позитивных результатах». И так далее в том же духе.

Когда новости закончились, на экране появилась красивая дама почти совсем без одежды, она демонстрировала новый лак для волос. Дама улыбалась мне намного приветливее, чем тётя Марга, зато лак оказался на редкость вонючим.

Я вскочил и распахнул окно, чтобы проветрить в комнате. Затем повернулся и хотел было сесть обратно в кресло, но остолбенел: в дверях стояла тётя Марга! Я не слышал, как она вошла.

– Безобразие! – завопила тётя. – Телевизор! Телевизор в детской! В наказание на три месяца оставляю тебя без пудингов! Выключи немедленно!

Она ринулась к аппарату и хотела его выключить, но нажала не ту кнопку и нечаянно переключила на другую программу. На экране появились два исследователя в тропических шлемах, их окружали ярко раскрашенные аборигены, которые непрестанно кричали «Кинг-Конг! Кинг-Конг!», или что-то подобное.

И тут появилась огромная обезьяна. Заметив тётю Маргу, она замерла и приветливо заулыбалась.

Но тётя Марга продолжала искать кнопку выключателя и не обратила на обезьяну никакого внимания. Это было ошибкой!

Гигантская обезьяна протянула свою гигантскую лапищу, подцепила тётю Маргу и втянула её в телевизор. Затем она взвалила тётю на плечи и молниеносно исчезла в джунглях.

Я кинулся к телевизору, чтобы спасти тётю Маргу. Но в этот миг в миллиметре от моего уха просвистело копье и с глухим стуком вонзилось в дверной косяк. Это аборигены пошли в атаку.

Я поспешил выключить телевизор.

Нет уж, пусть тётя Марга сама выкарабкивается, а я не хочу висеть пришпиленный копьем к собственному платяному шкафу.

Пока я ломал голову, что теперь делать, в дверь снова позвонили. На пороге стоял все тот же коротышка в сером. Он сразу принялся возмущаться.

– Это же не тридцать седьмая квартира, а семьдесят третья! – кричал он. – Почему ты мне сразу не сказал? Где мой телевизор?

– Там, куда вы его поставили! – сдерзил я. – Откуда мне было знать, что ваша коробка предназначалась для квартиры тридцать семь!

Коротышка взял коробку под мышку и, бурча себе под нос, отправился восвояси.

Я хотел было крикнуть ему вслед: «Постойте, так не годиться! Не можете же вы просто так взять и унести телевизор, ведь там внутри тётя Марга!» А потом передумал.

В конце концов, после всех этих передряг я заслужил пудинг, а останься тётя Марга дома, она бы наверняка оставила меня без сладкого, всё бы сама слопала.

Я вспомнил мужчин в тропических шлемах. Вид у них был такой бравый. Я уверен: они спасут тётю Маргу. Так пусть теперь она им готовит пудинги!