Бабур



Сахарнов Святослав — Бабур

Я познакомился с ним в рыбацкой деревушке, что приютилась около одного из самых южных городов Индии Кочина. Здесь вправо и влево от причала стояли, уткнувшись носами в берег, длинные лодки. Рыбаки уходили на них на лов затемно и, когда я утром появлялся, лодок ещё не было. Зато их всегда поджидала вместе со мной громоздкая, белая, с огромным клювом птица. Пеликан или плавал у берега, то и дело погружая в воду клюв – охотясь за рыбой (пеликаны не ныряют) – или стоял на причале, нетерпеливо всматриваясь вдаль – не показались ли нагруженные добычей суда?

Пеликана звали Бабур.

— Так звали когда-то нашего правителя, — объяснил мне Манну, рыбак, с которым я подружился, у которого временно не было лодки, и он копил деньги на приобретение новой. В ожидании этого Манну работал на складе и до работы тоже приходил сюда каждое утро. – Вон какой у него важный вид! Но Бабур жулик. Мало того, что он ворует у нас рыбу, однажды он украл у меня кошелек. В нем было десять рупий и пятьдесят пайса. Я отнял его, — Манну погрозил пеликану.

В тот день солнце ещё не поднялось над грядой низких зелёных гор, но море уже расцветилось голубыми и белыми полосами. Положив фотоаппарат на лежавший на причале ящик из-под рыбы, я продолжил разговор.

— Рыба ловится всё хуже и хуже, — пожаловался мне Манну. – Её распугали пароходы. Раньше мы выходили в море часа на два и возвращались с полной лодкой, а теперь, чтобы выручить на базаре немного денег, нужно вставать в полночь… Ага, они уже идут!

На горизонте показалось несколько серых зубчиков.

Их заметил и Бабур. Птица заволновалась, начала нетерпеливо расхаживать взад-вперед и даже приподниматься на своих коротких перепончатых лапах. Высоко поднимая голову, она что-то высматривала.

Зубчики превратились в паруса.

Лодки приблизились, стали видны усталые лица рыбаков и отливающие серебром и зеленью бока и спины сваленных на дно лодок рыб.

— Надо сфотографировать их приход, — сказал я, повернулся к ящику и ахнул – фотоаппарата на нём не было.

Манну заметил это. Не говоря ни слова, он подошел к Бабуру, раскрыл у него клюв и, засунув руку по локоть в пасть пеликану, вытащил из подклювного мешка мой «Зенит».

Аппарат был в полном порядке, проверив, я поднял его и сделал первый снимок – «Рыбаки Кочина».

— Жаль, что у тебя нет лодки, — начал было я и замолчал, привлеченный поведением птицы. Бабур спрыгнул с причала и, ковыляя, побежал к одному из подплывавших суденышек. Лодка ткнулась носом в песок и уронила парус. Помогая себе крыльями, птица прыгнула в нее.

Я с интересом смотрел. Рыбак, не обращая внимания на пернатого гостя, перекладывал рыбу в рогожные кули, чтобы отнести её домой. Рядом топтался пеликан. Стоило человеку отвернуться, как Бабур ловко подцеплял клювом рыбину, закидывал голову и отправлял добычу в свой мешок. Рыбак, шевеля губами, что-то выговаривал ему.

— Он говорит, что воровать плохо, — объяснил мне Манну. – Но он сегодня поймал больше всех, и ему не жаль рыбы. И поэтому он не очень сердится. А Бабур всегда знает, какую лодку надо встречать. Он всё видит. Он никогда не даёт промашки.

Когда я уходил, рыбаки уже унесли улов по домам. Около берега в воде лениво плавал Бабур. Пеликан был сыт. Сегодня у него был удачный день, единственное, что ему не удалось – это стащить у меня фотоаппарат.