Часы с кукушкой



Прокофьева Софья — Часы с кукушкой

– Тик-так! Тик-так!

Это тикают башенные часы на главной площади города.

– А какой это город? – спросишь меня ты.

– Самый обыкновенный, — отвечу я, — только в нём живут одни звери. Позвони в любую квартиру – тебе откроет дверь Кенгуру, или Заяц, или ещё какой-нибудь зверь.

– Тик-так! Тик-так!

Над часами маленький домик. Каждый час дверцы домика распахиваются, оттуда выглядывает пёстрая Кукушка и громко кукует. В час дня — один раз. В два часа — два раза. И так весь день и всю ночь. К тому же заметь: Кукушка кукует всегда вовремя и аккуратно. Никогда не забудет, не ошибётся, лишний раз не скажет «ку-ку».

Весь город живёт по этим часам. Едва только утром прокукует Кукушка семь раз, звери выходят из домов. Взрослые торопятся на работу, малыши в звериную школу.

В двенадцать часов все звери собираются на площади. Малыши усаживаются за один большой стол и начинают обедать.

Здесь и львята, похожие на больших котят. И котята, похожие на маленьких львят. А зелёная Лягушка сажает своих лягушат прямо в тарелку с супом.

– Кушайте, детки!

– Что случилось с нашей Кукушкой? – сказал однажды Лев очень недовольным голосом. Лев был самый главный зверь в этом городе. – Отчего она так грустно кукует? От её «ку-ку» просто плакать хочется. Что это за часы, которые всем портят настроение?

– Почему ты такая грустная? – спросили звери Кукушку.

– Я десять лет работаю кукушкой в этих часах, – со вздохом сказала Кукушка, – у меня совсем нет времени заниматься своими детьми. Вот я и отдала своих кукушат на воспитание в лес мудрому Скворцу.

– Ну, а мы-то тут при чём? – спросили звери.

– Смотрите, – печально сказала Кукушка, – вот за столом сидят львята, котята, щенки и лягушата. Все едят, смеются. Только моих кукушат нет за этим столом.

– Ну, а мы-то тут при чём? – опять спросили звери.

– Я очень скучаю без моих кукушат, – ответила Кукушка. – Я хочу, чтобы они жили со мной. Помогите мне их воспитывать, а я, как и раньше, буду работать кукушкой.

– Может быть, ты хочешь, чтобы я копал для них червей? – ухмыльнулся Лев и поскрёб асфальт своей когтистой лапой.

– Воспитывать кукушат? Я за себя не ручаюсь! – воскликнула Кошка и загадочно улыбнулась.

– Воспитывать кукушат? Нет уж, увольте! – обиженно проквакала зелёная Лягушка.

– Гав! – решительно сказал сторожевой Пёс. Это означало «нет».

Ну что ж, Кукушка сложила свои вещи в пёстрый чемоданчик. Она покружила над башней, с грустью глядя на часы и на домик над часами, где она прожила столько лет.

– Прощайте, мои часы, – сказала Кукушка, – я буду скучать без вас. Мне будет не хватать вашего «тик-так». В моём домике всё говорило «тик-тик»: и двери, и чашки, и старый кофейник…

– Скоро ты там? – проворчал Лев.

– Прощайте, стрелки! Прощай, друг маятник! – печально сказала Кукушка и улетела.

Никто из зверей даже не поглядел ей вслед.

– Что теперь делать? – сказал Лев. – Часы без кукушки — это уже не часы.

– Подумаешь, быть кукушкой, – беспечно промурлыкала Кошка. – Это каждый может. Вот вы увидите: из меня получится чудесная кукушка! Тем более при моей красоте.

Кошка забралась в домик над часами.

В три часа Кошка распахнула дверцы, высунулась из домика и сладко пропела три раза:
– Мяу! Мяу! Мяу!

Надо признаться, это получилось у неё очень мило.

— Какая славная кукушка! – обрадовались звери. — Гораздо лучше прежней. Какие у неё мягкие лапы! А глаза! А ушки — уголками! Та кукушка просто никуда не годилась. Зря мы столько лет её терпели.

— Не забудьте ещё про мой хвост, — скромно напомнила Кошка, — разве его можно сравнить с хвостом Кукушки?

В полночь Кошка промяукала двенадцать раз. Все коты и кошки, гулявшие в этот час по крышам, ответили ей дружным мяуканьем.

– Сто тридцать четыре часа! – в испуге воскликнул старый Слон, сосчитав все «мяу», которые неслись со всех сторон.

Слон сел на постели и долго качал в темноте хоботом.

Но в конце концов звери уснули. Только почему-то всем в городе в эту ночь снились блюдца с молоком и пушистые клубки шерсти.

А утром звери увидели, что Кошка преспокойно спит, свернувшись кренделем на крыше домика.

– Что? – недовольно сказала Кошка, когда её разбудили. – Мяукать каждый час? Ну что вы! Когда же я буду высыпаться? У меня глазки опухнут, шёрстка блестеть не будет.

Все посмотрели на домик с часами. Дверцы его были распахнуты. Внутри было темно и пусто.

– Быть кукушкой — это каждый может! — проквакала зеленая Лягушка. — Вот увидите: из лягушки получится замечательная кукушка.

Звери помогли Лягушке забраться в домик над часами.

В четыре часа Лягушка распахнула дверцы, высунулась, выпучила глаза и четыре раза проквакала:
– Ква! Ква! Ква! Ква!

– Теперь у нас снова есть кукушка, – обрадовались звери. — Правда, она уж слишком зелёная. Но зато какой у неё звонкий голос.

У Лягушки дело пошло на лад. Каждый час она высовывалась из домика и квакала.

Звери решили не обращать внимания, что им по ночам снятся зелёные и мокрые сны: болота, лужи и бесконечные дожди.

Но прошло три дня, и часы остановились. Только тут звери увидели, что часы тоже позеленели.

Ну, конечно же! Лягушка развела в доме такую сырость, что все колесики в часах, большие и малые, заржавели, а циферблат зарос мхом.

– Что ж теперь делать? – растерянно сказал Лев.

– Гав! – решительно пролаял сторожевой Пёс. – Теперь я буду кукушкой. Я привык сторожить весь город, а это потрудней, чем быть какой-то кукушкой. Вот увидите: я шутя справлюсь с этим делом.

– Дай я тебя расцелую, друг! – растрогался Лев и даже обнял сторожевого Пса. – Спасибо тебе, порадовал старика.

Пёс забрался в домик над часами.

– Вот это настоящая кукушка, – одобрительно сказали звери. – Строгая, серьёзная. Теперь можно ни о чём не беспокоиться.

Но не прошло и десяти минут, как Пёс оглушительно залаял.

– Что такое? Что такое? – удивились звери. – Сейчас только четверть пятого. Совсем не время лаять.

– Да вон Бельчонок к трамваю прицепился! – сердито сказал Пёс. – Того и гляди хвост под колёса попадёт. Не могу же я молчать! Гав! Гав!

Через двадцать минут Пёс залаял снова.

– А теперь что? – спросили его звери.

– Лиса стащила связку баранок в булочной. Вот бессовестная! Гав! Гав! Гав! – зарычал Пёс.

Забыв обо всём на свете, он выскочил из домика над часами и с лаем бросился вдогонку за рыжим лисьим хвостом.

Звери с огорчением переглянулись.

Домик над часами опять был пуст. Вид у него был заброшенный и грустный.

Тогда, не сказав ни слова, Лев сам полез в домик над часами. Он с трудом втиснулся в маленький домик. Крыша давила ему на голову, стены сжимали бока.

– Ну как? – спросили его звери.

– Отвратительно… – проворчал Лев, – как будто я надел слишком узкую шляпу и тесный пиджак. Но уж будьте спокойны, из царя зверей выйдет не одна, а десять кукушек.

В пять часов Лев одним ударом лапы распахнул дверцы, так что они чуть не слетели с петель. Лев высунул из домика свою громадную голову с рыжей косматой гривой.

– Р-р-р-р-р! – прорычал он пять раз.

– Вот это кукушка! – с уважением сказали все звери. – Это уже – царь-кукушка!

В полночь Лев так оглушительно прорычал двенадцать раз, что от его рыка на всех улицах закачались и замигали фонари.

– Какая страшная кукушка! – заплакали маленькие зайчата.

Болотные и лесные туманы, которые по ночам приползали в город, чтобы спать на трамвайных рельсах или забираться в пустые троллейбусы, испуганно взлетели кверху и затянули белой пеленой окна.

Каждый час звери просыпались от ужасного рычания. А если кому и удавалось заснуть, то сны в ту ночь были только самые страшные.

Утром не выспавшиеся, усталые звери пришли на площадь. Но Лев выглядел не лучше. Оказалось, что за ночь он охрип.

– Перерычал… – еле слышно прошептал Лев.

Звери притащили большую лестницу, и Лев, охая, с трудом спустился вниз.

Все растерянно молчали. Никто не знал, что теперь делать.

– Какой хороший домик! – прошумел Ветер, пролетая над башней. – И совсем, совсем пустой. Он мне очень нравится. Пожалуй, я могу в нем поселиться.

Ветер влетел в домик над часами и стал там жить. Целые дни он раскачивал дверцы домика.

– Скрип-скрип! Скрип-скрип! – летело над городом. Это был унылый и печальный звук.

Оказалось, что жить без часов очень неудобно.

Взрослые звери не знали, когда им идти на работу. А малыши с плачем возвращались домой из школы. В дневниках у них стояли двойки за опоздание.

Все куда-то торопились, спешили. Когда малыши садились обедать, оказывалось, что суп ещё не сварился, или, наоборот, давно остыл.

Доктор Медведь, который привык по часам давать лекарства своим больным, сам заболел от огорчения.

А тут ещё серые волки, воспользовавшись суматохой, по ночам стали хулиганить. Волки притворялись светофорами. Они стояли на перекрёстках. Глаза их в темноте горели зелёным светом. Машины ехали и сталкивались.

Словом, в городе всё пошло кувырком.

Звери собрались на площади перед большими часами.

– Что ж, пожалуй, я согласен копать червей, – сказал Лев и виновато опустил косматую голову.

– Обидели мы Кукушку, вот что, – сурово сказал сторожевой Пёс. – Надо найти её и попросить прощения.

И звери все вместе отправились в лес. Они пришли к домику Скворца.

– Послушай, Скворец, не видал ли ты нашей Кукушки? – спросили звери.

Скворец выглянул в круглое окошко, поправил очки.

– Кукушка была у меня и забрала своих кукушат. А где они сейчас, я не знаю. Должен только вам сказать, что была она очень грустная, – добавил Скворец и укоризненно посмотрел на зверей.

– А вдруг Кукушка улетела в какой-нибудь другой город? – испугался Лев. – Мало ли на свете часов? Никто от такой кукушки не откажется.

– Тише, тише! – вдруг сказал сторожевой Пёс. – Что-то тикает. Я слышу: «Тик-так! Тик-так!»

– И я слышу, — подтвердила Кошка.

– Откуда в лесу часы? – изумился Лев. – У берёз и ёлок часов не бывает.

Звери пошли по тропинке и увидели небольшой дом. Это был самый удивительный дом на свете.

–Тик-так! – говорила труба.

– Тик-так! – говорило окошко.

– Тик-так! – говорили ступеньки крыльца.

А всё дело в том, что на крыше и на ступеньках крыльца сидели кукушата. И все они громко говорили: «Тик-так! Тик-так!»

Звери вошли в дом. В доме тоже всё тикало, даже свечка. Потому что свечку держал маленький кукушонок и тихо говорил: «Тик-так!».

– Прости нас, Кукушка! – сказали все звери.

– Что же ты раньше не говорила, что работать кукушкой так трудно? – проворчал Лев.

– А мне было не трудно, – ответила Кукушка.

– Не трудно?! – изумились звери. – Как же так? Никто из нас не справился с этой работой.

– Мне было не трудно, потому что я любила эту работу, – тихо сказала Кукушка.

– А почему они все тикают? – спросила Кошка, указывая на кукушат.

– Я очень скучаю без моих часов, – вздохнула Кукушка. – Когда я слышу «тик-так», мне становится немного веселей.

– Так ты согласна снова работать у нас кукушкой? – робко спросил Лев.

– Согласна, – улыбнулась Кукушка.

И все звери запрыгали от радости, хотя это были взрослые солидные звери. Лягушка, конечно, прыгала вместе с ними.

– Тик-так! Тик-так!

Солнышко светит. Двенадцать кукушат сидят рядышком со зверятами за большим столом и обедают все вместе.

Вот распахнулись дверцы домика, высунулась Кукушка, поклонилась и весело прокуковала.

– Ни у кого нет таких весёлых славных часов! – радуются звери.

– Тик-так! Тик-так!