Сочинение



Рубан Николай — Сочинение

У Димы был знакомый домовой. Домовой как домовой – Димин ровесник, только Дима учился в третьем классе, а домовой в школе не учился.

Пошёл как-то раз Дима рано утром выбрасывать мусор, вдруг слышит – в мусорном баке кто-то скребётся, пыхтит и пытается крышку бака изнутри открыть. Дима крышку открыл, а оттуда вылезает мальчишка – маленький, как хомяк и грязный, как микроб.

– Ты кто? – удивился Дима.

– Кто-кто! – сердито отвечает мальчишка. – Дед Пихто! Лёшка меня зовут…

– Ты что, живешь здесь?

– Ещё чего! – возмутился мальчишка. – Я в подвале живу, у меня там квартира! Сюда я так заглянул, по делу. А какой-то дурак на меня сверху целую кучу мусора ка-а-ак вывалит! Да ещё крышку закрыл!

– И долго ты так просидел?

– Да почти всю ночь! Теперь в таком виде хоть домой не показывайся, от мамки попадет, – засопел Лёшка носом.

Посадил его Дима в карман, отнёс домой, вымыл его под краном, одёжку его выстирал и утюгом высушил. А потом отнес Лёшку домой, к подвалу. Так они и подружились.

Лёшка часто приходил к Диме в гости, чинил его сломанные игрушки, играл с Димой в шахматы и шашки, катался на игрушечной железной дороге и купался в аквариуме. А Дима научил его читать и писать, и обещал, что когда вырастет и станет капитаном дальнего плавания или лётчиком, будет всегда брать Лёшку с собой и покажет ему весь мир.

Как-то раз, в самом начале учебного года, Дима прибежал после уроков домой и убежал играть в футбол. И гонял мяч, пока не стемнело. А когда ребята разошлись по домам, то вспомнил, что за уроки он ещё не садился, а к завтрашнему дню надо было написать сочинение «Как я провел лето». Сел Дима на лавочку и загрустил. Какие уроки, когда уже глаза слипаются? Вдруг видит – вылезает Лёшка из подвала.

– Привет, Дима! – говорит домовенок. – Чего такой грустный?

– Плохи мои дела, Лёша, – вздыхает Дима. – Кажется, придется мне завтра первую двойку получать, – и всё ему рассказал.

– Понятно, – говорит Лёшка. – Ладно, выручу. Тащи свою тетрадку, я напишу, а утром заберешь.

– А ты сумеешь? – обрадовался Дима.

– А чего там, дело нехитрое.

– Хорошо! – говорит Дима, а сам думает: ладно, пусть напишет хоть что-нибудь, лишь бы двойку не поставили.

Принес он Лёшке свою тетрадку и сушку с маком, Лёшка их очень любил.

– Только постарайся покрупнее писать, – попросил он Лёшку, – А то учительница без микроскопа не прочитает.

– Не бойся, всё нормально будет, – успокоил его Лёшка. – Завтра сюда же приходи.

Утром забрал Дима тетрадку, сказал Лёшке «спасибо» и в школу побежал. Бежит и думает: надо бы хоть посмотреть, что там Лёшка написал – вдруг ошибок наляпал? Но проверить он так и не успел: только урок начался, как учительница Наталья Константиновна спрашивает у ребят– – Сочинение все написали?

– Все! – отвечают ребята хором.

– Вот и молодцы. Сдавайте тетрадки, сейчас мы и послушаем, как вы лето провели.

Собрала она тетрадки у ребят, взяла первую, а это и была тетрадь Димы. Раскрыла и начала читать вслух– «Это лето я провел весело и интересно. Ещё весной я раздобыл классный роликовый ботинок. А тот пацан, который потом этот ботинок долго искал, сам виноват – нечего оставлять свои ролики где попало…» – Учительница перестала читать и очень внимательно посмотрела на Диму. Дима начал быстро розоветь.

«… Этот ботинок я разобрал, – продолжила читать учительница, – колеса оставил себе, а сам ботинок подарил на день рожденья другу Вовке. Он так обрадовался!»

– Какой ещё ботинок ты мне подарил?! – возмутился Вовка Зюкин, сосед Димы по парте. – Ты мне ремень подарил, ковбойский – забыл, что ли?

«… Вовка верх от ботинка отпилил, низ кое-где заклеил, и получилась классная лодка, мы потом в ней в пруду плавали…» – растерянно прочитала учительница.

– Дима, ты не заболел? – обеспокоенно спросила она.

Уши у Димы уже полыхали, как помидорные ломтики. Он то вскидывал на учительницу несчастные глаза, то низко опускал голову. Класс притих. И в полной тишине звучала странная история– «… А колеса от ботинка мне для дела нужны были. У меня в подвале давно одна машина стоит. Хорошая машина, типа джипа. Только колеса плохие, пластмассовые. Когда на ней едешь – трясёт сильно. А эти колеса – самое то, резиновые. И вот я эти колеса на машину поставил и гонял на ней! Правда, батарейки быстро садятся, их в Китае, наверное, делают, батарейки эти.

Когда я эту машину нашел, я её к себе в подвал загнал. Потом слышу: кто-то бегает и всех спрашивает насчёт желтой машины – мол, никто не видел? Ну, я так подумал: ещё увидит мою машину и подумает, что это его. И я её на всякий случай синим фломастером перекрасил, чтобы тот пацан не огорчался, если вдруг увидит…»

– Димка! – завопил с «Камчатки» Генка Петухов, – Так это ты мою машину стырил, что ли?! Я ж её обыскался, весь двор облазил! Во ты даешь!

– Да нет же! – бедный Димка чуть не плакал. – Это… – и прикусил язык. А что сказать? Что не он писал? А кто тогда?

– Дима, дальше читать? – осторожно спросила учительница.

– Да!!! – хором завопил класс. Таких сочинений они ещё не слышали.

Учительница покачала головой, ещё раз глянула на каменно замолчавшего Диму и продолжила чтение:

«… И вот мы с Вовкой и Женькой один раз ночью сели в эту машину, прицепили сзади эту лодку из ботинка и поехали на пруд – там у одной знакомой русалки был день рожденья и она нас пригласила…»

– Во дает, – выдохнул Генка. На него зашикали.

«… Ну что. Приехали, повеселились. Потом я Галку и Маринку (это русалки, значит) повез в машине вокруг пруда катать, а Вовка с Женькой решили лодку свою испытать. Спихнули лодку в воду, сели, поплыли. Сначала всё нормально было, а потом они веслом лягушку задели. И вот эта лягушка лапами как бултыхнет! И лодку перевернула. Вовка с Женькой как заорут! Плавать-то они не умеют, моряки с дырявого корыта. Ну, их Маринкина мама быстро вытащила, а потом еще и шлёпнула по разу, чтоб не лезли куда не надо.

Ну, потом ещё много чего интересного было, только мне писать уже надоело, я так думаю, с тебя и этого хватит».

– Дима… – пролепетала Наталья Константиновна. – Это ты мне такое пишешь?! Своей учительнице?!

– Во круто! – восхищённо вздохнули на «Камчатке».

А Дима от стыда стал уже не просто красный, а какой-то фиолетовый. Он что-то пробормотал, выбрался из-за парты и кинулся вон из класса. Класс загудел, как улей. Наталья Константиновна не знала, что и сказать и безуспешно пыталась успокоить ребят. А в самом конце урока дверь класса приоткрылась, и в класс вошёл маленький мальчишка. Он спокойно прошёл к учительскому столу и спросил– – Это Вы Димкина учительница?

– Я… – растерянно ответила Наталья Константиновна. – А ты кто?

– А я – Лёшка. Домовой. Я Димкин друг. Вы ему за сочинение двойку поставили, да?

– Да ничего я ещё не поставила!

– А чего он тогда такой прибежал, будто за ним стадо слонов гонится? – строго спросил мальчишка. – Сидит и ревёт! И со мной разговаривать не хочет. Разве можно так человека доводить?

– Вот что, – взяла себя в руки учительница. – Иди-ка, ты, дружок, вот сюда, А то у моих учеников скоро шеи, как у жирафов вытянутся, – и она поставила его на свой стол. – Так, а теперь расскажи всё по порядку, может быть, мы что-нибудь и поймём.

– А что рассказывать? Ну, помог я Димке маленько сочинение написать, жалко, что ли? А если Вам оно не понравилось, так ставьте двойку мне, а он потом сам напишет.

– Значит, тебе двойку поставить? А куда? Дневник у тебя есть? Ты вообще где учишься?

– Вообще-то нигде, – немного смутился Лёшка. – Меня Дима учит.

– И как мне быть?

– Ну, если без дневника нельзя… Ладно, берите меня к себе в класс, давайте дневник и сразу двойку в нём рисуйте, – решительно проговорил мальчишка.

– Ну, конечно, «берите к себе в класс»! Мало мне своих хулиганов, так ещё и домовые появятся. У меня тогда вообще не класс будет, а обезьянник.

Ребята дружно завопили, что обезьянника не будет, а наоборот, будет самый примерный класс, прямо гордость школы. И Лёшка будет не хулиган, а самый что ни на есть отличник, они ему все помогут. Учительница повздыхала-повздыхала и согласилась.

И теперь Лёшка ходит в школу вместе с Димой (точнее, ездит в его портфеле), сидит с ним за одной партой (точнее, на его парте, за маленьким столиком) и учится не хуже других ребят. Правда, его тетрадки учительнице приходится проверять с лупой. Зато он мастер золотые руки, и умеет быстро всё починить – хоть выключатель, хоть микроскоп, и Наталья Константиновна им не нахвалится. Вот так!