Ангел



Белякова Надежда — Ангел

Жил на свете человек, веселый и добрый. Напевал песенки, гулял и много шутил. Так текли дни его бесшабашной молодости.

Однажды увидев груду камней около реки, он живо представил себе, какой величественный собор можно из них построить. Как любовались бы им люди, гуляя вдоль реки, приводили сюда детей, влюбленные пели бы песни… С этими приятными мыслями он заснул. Легко и сладко.

Проснулся от того, что щебетали птицы. Наблюдая за их полетом, он размечтался о том, как было бы чудесно придумать и сделать крылья, чтобы летать, приветливо помахивая смешливым и румяным соседкам.

Совсем было придумал, но отвлекся. Красивый полевой цветок в предчувствии наступающей прохлады складывал лепестки, защищая хрупкие тычинки. Задумался человек: как мудро устроен этот цветок. Хорошо бы наши жилища, как этот цветок, могли сохранять тепло ушедшего дня в ночи.

Впрочем, и от этих размышлений он легко отвлекся, наблюдая за повадками птиц и зверей. Движение туч и непрестанное течение рек, – все восхищало его красотой заложенного смысла.

Поэтому, как вы уже догадались, не нажил ни он богатств, ни добротного дома, ни семьи, ни детей. Так и пролетели годы, как дни.

Однажды, разглядывая в зеркале свое отражение, он увидел, что уже мало напоминает того добродушного, румяного весельчака. Лицо избороздили глубокие морщины, седые волосы опускались до плеч. И подумал человек: «Ах! Как славно было бы изобрести эликсир молодости, чтобы люди жили вечно!» И улетел бы высоко в своих мечтах, да вдруг заметил, что не один он отражается в потускневшем зеркале. За его спиной стоит светлокрылый ангел. Улыбка на лице ангела, печальная и светлая, была очень похожа на улыбку покойной матушки. Глаза такие же нежные, голубые. Они встретились взглядами. Ангел потупил взор, покачал головой так, что горечь и отчаяние охватили душу старика. Он понял, что хотел сказать ангел: «Пора!»

Человека захлестнуло раскаяние за бесцельно прожитые годы. Теперь он уже ничего не создаст в благодарность за счастье рождения, ничем не осчастливит людей.

– Не горюй! – прошептал ангел. – Создатель ждет тебя. Он печалится в сердце своем оттого что люди, занятые наживанием богатств и славы, в жалкой попытке запастись счастьем на всю жизнь, которую частенько путают с вечностью, не находят времени заметить Его старания, Его заботу. Им кажется, что они сами всего добились. Сами. Сами. Они не замечают дарованной красоты.

И только в твоей душе находил Он живой отклик, восторг и благодарность.

– Но я мог бы столько создать в этом прекрасном мире. Мог помочь людям увидеть красоту вечного праздника божьей благодати, восхититься творением и милостью Создателя! – рыдал человек.

– Ах, это! – рассмеялся ангел. – Об этом не печалься. Только Создатель решает, стать ли камням собором, или лежать бесформенной грудой. Помнишь – ты хотел быть крылатым и летать?

И человек почувствовал, что за спиной выросли крылья. И увидел в зеркале, что это действительно прекрасные крылья, такие же, как у ангела. И взглянул с нежностью и печалью на лежащего на полу старика. Но тот не ответил ему улыбкой, потому что уже не мог ответить.

Две неярко светящиеся точки, одна впереди, другая чуть позади, полетели, теряясь среди звезд. Они летели туда, где высится собор, сложенный из множества прожитых жизней.

Но, впрочем, это мог быть всего лишь сон одинокого старика в рождественскую ночь.